24 Dec 10:01 avatar

Бюро по карману


Автор: Светлана Барсукова | Источник: «Банковское обозрение» № 7, июль 2005 г.

Крупные банки начали открывать свои собственные кредитные бюро. Это не запрещено законом, но является профанацией идеи.

В России стали появляться первые «карманные» кредитные бюро. О создании собственного бюро объявил «Русский Стандарт». Следом за ним — Сбербанк. Таким образом, начали оправдываться самые мрачные прогнозы противников действующего закона о бюро кредитных историй. Правда, аналитики уповают на то, что такого рода проекты — всего лишь способ потянуть время. Не исключено, что гиганты ритейла просто решили дождаться, пока вызреет система кредитных бюро, и после этого объединят свои «карманные» структуры с рыночными.


Контроль над информацией
1 июня вступил в силу закон «О кредитных историях», по которому кредитные бюро — это частные предприятия, действующие в форме акционерного общества. Максимальная доля в капитале одного или аффилированных друг с другом акционеров по этому закону составила 50%. Это был компромисс между правительством и банковскими профсоюзами. Правительство вообще не собиралось вводить какие-либо ограничения. Однако авторитетный банковский профсоюз — Ассоциация российских банков (АРБ), напротив, отстаивал жесткое «квотирование» — 10% акций на одного акционера и не акцией больше, что, по словам его главы Гарегина Тосуняна, позволило бы избежать контроля над информацией со стороны какого-либо авторитетного игрока. В результате этого спора рассмотрение закона застопорилось. Однако на третьем, окончательном, чтении депутаты решили утвердить новый, компромиссный вариант, согласно которому максимальная доля одного акционера составляет 50%. Такое решение было принято в угоду иностранным игрокам, владеющим большим опытом и технологиями. Но некоторые из них выдвинули требование, что будут сотрудничать с российскими бюро только при условии получения «полцарства за коня» — не менее 50% в капитале.

АРБ и прочие противники такого расклада тогда, однако, выражали опасения по поводу того, что 50-процентная квота позволит относительно без проблем создавать «карманные» бюро крупным обладателям информации о заемщиках, к разряду которых в первую очередь относили Сбербанк. Но Сбербанк до последнего времени всячески опровергал эту информацию и даже делал вид, что не сегодня-завтра входит в состав акционеров независимого кредитного бюро — Национального бюро кредитных историй (НБКИ), одного из двух кредитных бюро федерального масштаба. Однако в начале июня Сбербанк всех здорово удивил.

Кредитное бюро по-русски

9 июня он объявил о создании собственного кредитного бюро. Официальных объяснений банк не предоставил. Его предправления Андрей Казьмин лишь сообщил, что Сбербанк такое решение принял давно, и заметил, что «все будет сделано в соответствии с установленными законом требованиями». Любопытно, что незадолго до этого стало известно о намерении лидера в области экспресс-кредитования банка «Русский Стандарт» также открыть собственное кредитное бюро. Не исключено, что вскоре к ним присоединится и второй по объему выданных экспресс-кредитов после «Русского Стандарта» банк — «Хоум Кредит энд Финанс».

С одной стороны, в появлении «карманных» бюро нет ничего удивительного. С 1 сентября банки должны будут предоставлять информацию как минимум в одно из действующих бюро кредитных историй. Как известно, самое ценное в мире — это информация. А как раз именно Сбербанку и «Русскому Стандарту» есть что терять. Первому принадлежит более 50% портфеля розничных кредитов России, второй контролирует свыше 30% рынка экспресс-кредитов. Вступить в одно из действующих кредитных бюро — означает делиться информацией с другими банками. Причем нет никакой гарантии, что однажды база данных заемщиков Сбербанка не всплывет где-нибудь на Горбушке. Ведь не так давно на черных рынках страны появилась база данных, которая содержит информацию о платежах, проведенных банками в 2003 и 2004 годах через расчетно-кассовые центры Центробанка. База до сих пор продается «под полой» и стоит 700 долларов. Многие эксперты считают, что именно сохранение информации и стало главным мотивом создания собственных кредитных бюро банками-лидерами.

Тяжела шапка Мономаха
Однако сохранение информации могло быть не единственным мотивом для создания упомянутыми банками своих «карманных бюро». Как предположил один из собеседников «БО», поведение «Сбера» и «Русского Стандарта» может объясняться банальным желанием диктовать свои правила на рынке кредитных историй. Логично — у этих банков самая большая база данных на заемщиков. И передавать ее в «чужое» кредитное бюро означает возможность потери контроля над ситуацией и невозможность устанавливать собственные правила игры на рынке кредитных историй. А это, как не сложно догадаться, могло оказаться не по душе банкам, привыкшим быть лидерами. Дело в том, что хранение досье «при себе» вовсе не означает отказа этих банков делиться с другими. По закону любое кредитное бюро обязано предоставить любому банку кредитное досье на интересующего заемщика. Но давать досье чужим, доставая его из своего кармана, — всегда надежнее.

К тому же по некоторым данным банки-лидеры не оставляют надежд на создание при себе полноценного кредитного бюро, пригласив к участию в нем другие банки. Однако эта идея многим кажется абсурдной. «Никто к ним не пойдет. Все прекрасно понимают, что кредитные бюро Сбербанка и «Русского Стандарта» — это нерыночные структуры», — сообщил «БО» на условиях анонимности руководитель одного из крупных столичных банков. К тому же, по мнению банкира, создание рыночного бюро при каком-нибудь из крупных банков входит в глубокое противоречие с сутью самого банковского бизнеса, так как у банка цель не продавать информацию, а зарабатывать на кредитах.

Профанация или саботаж?

В свою очередь, некоторые участники рынка кредитных бюро считают создание «карманных» заведений профанацией идеи закона о кредитных историях. «Профанация – слишком сильное слово, но в какой-то мере это так», — считает гендиректор НБКИ Александр Викулин. По его словам, задача закона — наладить национальный межбанковский обмен информацией, что возможно сделать только через такие кредитные бюро, которые не контролируются каким-либо игроком. А. Викулин в первую очередь, конечно, имет в виду НБКИ. Выгода для этих банков от участия в независимом бюро для него очевидна: «И у Сбербанка, и у «Русского Стандарта» очень большой процент невозврата, причем последний «зашивает» этот риск в свою процентную ставку по кредиту. Вступив в наше бюро, он получит возможность быстро и оперативно, в течение нескольких секунд, получить досье на любого заемщика. И это значительно удешевит кредиты и ускорит их выдачу», — убежден глава НБКИ.

Банкиры не одобряют поступки своих коллег-конкурентов, но предпочитают не оценивать их действия, ограничиваясь сухой констатацией факта: «Через некоторое время в настоящих кредитных бюро, собирающих информацию из разных банков, появится интересная база данных. Эта информация будет представлять интерес для всего банковского сообщества. Таким образом, «Русский Стандарт» и Сбербанк остаются в стороне от общего процесса», — считает зампред банка «Авангард» Валерий Торхов.

Не тяни резину
И, наконец, есть точка зрения, что Сбербанк и «Русский Стандарт» просто тянут время. «Сбербанк и «Русский Стандарт» ждут начала работы кредитных бюро и потом будут выбирать, какое из них сможет предоставить объем входящей информации, адекватный объему исходящей от них, — сообщил журналу Игорь Буланцев, первый зампред правления Оргрэсбанка. — Но нужно соблюдать закон — с первого сентября передавать информацию в бюро кредитных историй. Поэтому пока найден такой механизм, остается создание своего бюро».

Схожей точки зрения придерживается и замгендиректора по кредитованию объединения «Экран-Экспресс» Эльдар Мамедов, занимающийся сейчас организацией кредитного бюро в Кировской области: «Я думаю, что нынешнее решение — это выигрыш по времени. Бюро кредитных историй реально начнут зарабатывать, по самым смелым прогнозам, только через два года существования, и то очень многое зависит от определенных факторов».

В целом собеседники журнала убеждены, что у формы «карманных» кредитных бюро нет будущего. «Одному банку создавать кредитное бюро неэффективно, потому что, во-первых, это дорогостоящий проект, а во-вторых, бюро должно быть сформировано на базе не одного, а нескольких банков. Любому банку интереснее работать с бюро, объединяющим информацию от максимального количества участников рынка», — продолжает Игорь Буланцев из Оргрэсбанка.

Надежда умирает последней
В свою очередь, кредитные бюро не теряют надежды заполучить в свои объятия крупнейшие банки.

Поскольку законодательных рычагов, чтобы заставить крупные банки делиться своей базой заемщиков, у независимых кредитных бюро нет, им остается пускать в ход дар убеждения. «Да, мы будем продолжать переговоры и со Сбербанком, и с «Русским Стандартом», и с другими банками, которые также обдумывают идею создания собственного кредитного бюро, и в итоге надеемся убедить их работать с нами», — продолжает Александр Викулин из НБКИ. По его словам, убеждать — это очень по-русски, и весь бизнес здесь строится преимущественно на личных отношениях. Он свято верит, что со временем все встанет на свои места. «Так было во многих странах — когда начинали работать кредитные бюро, появлялось два-три крупных банка, которые не хотели делиться. Но потом все становилось на свои места», — думает г-н Викулин.

При этом дар убеждения представителей НБКИ уже сработал. По словам А. Викулина, НБКИ уже договорилось со Сбербанком о заключении с ним договора, по которому он будет предоставлять информацию о заемщиках — но только о физлицах и только негативную информацию. «С «Русским Стандартом» мы ведем переговоры, и скорее всего тоже придем к консенсусу», — мечтает он.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.