27 Jan 09:14 avatar

Система поддержки принятия решений

Автор: Е. Черникова | Источник: Русский университет от 20.07.2004

Тема передачи: Система поддержки принятия решений;
Гости студии: специалист по системотехнике Владимир Павлович Кравченко;
Ведущие: Е. Черникова (прямой эфир);


Елена Черникова: Здравствуйте. У микрофона Елена Черникова. Мы в прямом эфире «Народного радио». Телефон 229-08-73. Позвонив по этому телефону, вы можете принять участие в моей беседе с сегодняшним гостем. Это Владимир Павлович Кравченко. Здравствуйте, Владимир Павлович.

Владимир Кравченко: Добрый день.

Елена Черникова: Уникальный специалист — системотехник, возглавляет научно-практическую фирму «Ниткон» — «Новые информационные технологии и конверсия». Чем занимается Владимир Павлович, он сейчас вам сам расскажет. Коротко скажу, что именно поняла я в предварительной беседе с нашим гостем, которого, кстати, очень давно приглашала к нам, в прямой эфир.

Создана система поддержки принятия решений, новый информационный продукт, чрезвычайно полезный, интересный и уникальный.

В мире всё нарастает и нарастает информационный поток. Сейчас он так силен и велик, что, как говорят психологи, иногда это даже приводит индивида к остановке деятельности. Человек захлёбывается в информационном потоке и не знает вообще, с какой стороны потянуть за веревочку, чтобы разобраться в его хитросплетениях. А решения мы принимаем ежедневно, ежесекундно. От простого, взять ли с собой зонтик, выходя из дома, в зависимости оттого, какую информацию нам доставил прогноз погоды, до самых серьезных, касающихся международных отношений.

Владимир Павлович Кравченко имеет непосредственное отношение к разработке системы поддержки принятия решений. Владимир Павлович, с исторического экскурса начнем — или сразу к актуальным проблемам? Как вам удобнее?

Владимир Кравченко: Видите ли, исторический экскурс – это мы долго будем разговаривать по этому поводу. Я бы хотел, если у нас есть возможность, сказать несколько слов об особенностях этой технологии -системы поддержки принятия решений. В отличие от традиционных технологий, которые всем известны, есть несколько особых вещей, которые надо учитывать при создании системы поддержки принятия решений.

Первая, наверно, самая важная часть заключается в том, что информация, которая нужна для принятия решений – это не просто факты, которые надо выдавать человеку, принимающему решения. А факты, интерпретированные по цели деятельности этого человека. Я позволю себе привести тривиальный пример. Горит костер. Три человека: пожарный, замерзающий и повар. Факт сам по себе — костер горящий — для каждого из них интерпретируется по-разному. Для пожарного: он должен потушить огонь. Для повара: он может приготовить пищу. И он предпринимает совсем другие действия, отличные от действий пожарного. А для замерзающего костёр это место, где он может согреться. И предпринимает совсем другие действия, отличные от всех остальных. То есть один и тот же факт, разный для людей, имеющих разную целевую деятельность, интерпретируется по-разному. Поэтому в рассматриваемой системе все факты должны интерпретироваться по сферам деятельности.

При создании такого рода систем должен быть учтён ряд принципов, которые сами по себе являются противоречивыми между собой. Я позволю себе их просто зачитать, не уточняя содержания. Во-первых, принципы IBM. Это: машина должна работать, а человек думать. Это вообще надо хорошо запомнить, потому что машина думать не может, а думать может только человек. Принцип Шоу: создайте систему, которой может пользоваться даже дурак. Тогда даже дурак захочет ею пользоваться. Далее. Принцип «бюрократичности». Этот принцип связан с уменьшением потока информации, который должен доставляться человеку для принятия решения. Принцип объектно-ориентированного моделирования при построении картины предметной области. Принцип динамической структуры. Принцип полноты информационного пространства. Принцип интеграции информационного пространства. Принцип децентрализации информационного хранилища. И, наконец, принцип компонентной сборки прикладных режимов. Я прошу прощения за технические термины.

Елена Черникова: Объясните, что это за принципы.

Владимир Кравченко: Эти принципы должны в такого рода системе работать совместно. Поскольку они противоречивы, надо вспомнить старый закон сложных систем. Что любая сложная система работает оптимально тогда, когда не оптимально работает каждый из ее элементов. Этот принцип, к сожалению, очень часто забывается. Надо искать компромисс между каждым из этих принципов. С тем, чтобы он работал более или менее нормально, с одной стороны. А с другой стороны, не мешал работе других. Нам удалось совместить все эти принципы в рамках одной системы. И мы создали соответствующую технологию обработки информации, с одной стороны. С другой стороны, создали программы и лингвистический продукт, который поддерживает эту технологию. Должен сказать, что каждая система поддержки решения, это, вообще-то говоря, созданный нами уникальный продукт, который ориентирован на конкретную целевую деятельность.

Опыт показывает, что два банка, вроде одинаковые по направленности работы, но системы поддержки для каждого из них нужны разные. Собственно говоря, цели у каждого банка свои. И под эти цели должна создаваться эта система.

Елена Черникова: Немножко еще об историческом аспекте. Ходят слухи, что, когда вы опробовали свою систему много-много лет назад, то предсказали очень точно один вооруженный конфликт в одной «горячей» точке планеты.

Владимир Кравченко: Да, но мы не только это предсказали. Мы предсказали, что, например, другого конфликта не будет. Мы предсказали о том конфликте, который будет. И даже предсказали с точностью до нескольких часов. Но, правда, там пришлось даже астрологию применять. Елена Черникова: То есть вы заложили в эту систему данные, полученные от астрологов?..

Владимир Кравченко: Да, поскольку один из тех, кто тогда принимал решения о начале конфликта, тот, кто принял это решение, учитывает этот фактор.

Елена Черникова: Понятно. Скажите, а на каком языке вы с ней разговариваете? Вы сказали, лингвистическая программа.

Владимир Кравченко: Вы знаете, наш принцип такой: человек, который работает с этой системой, не обязан знать о машинах вообще ничего. То есть он должен нажимать просто на кнопки. Главное: работать с информацией. Он должен уметь работать с информацией.

Елена Черникова: Что такое «уметь работать с информацией» в вашем понимании?

Владимир Кравченко: Работать с информацией означает, что мы даем очень хорошую графическую подсказку о ситуации, которая складывается, о точках, на которые ему надо обратить внимание в процессе своей работы. Тогда он может достать соответствующую информацию, относящуюся к этой ситуации. И уже принимать соответствующее решение, как реагировать на сложившуюся ситуацию. Причем, если мы даем позитивное развитие: это значит, что ему не надо вмешиваться. И даем негативную ситуацию. Что нарастают негативные моменты, на которые ему надо обратить внимание и принимать соответствующее решение. Кстати сказать, у нас в одном из последних вариантов реализован метод, с помощью которого можно заложить в систему возможные свои действия. И на фоне негативной сложившейся ситуации, он сможет увидеть, сможет он переломить ситуацию или нет.

Елена Черникова: То есть моделировать? Вы предлагаете свой вариант развития, а он это развитие развивает уже сам?

Владимир Кравченко: Да. Причем, ему несколько вариантов предлагается, как правило. А дальше он сам должен принимать решение. Вообще, принцип наш это человеко-машинная система, в нем принцип IBM. В общем-то, человек должен думать. И все разговоры по поводу того, что машина принимает решение, мы считаем это неправильным. Машина не должна принимать решения. Машина может предложить варианты. А человек уж сам должен принимать решение.

Елена Черникова: В принципе, давнишнее интервью Норберта Винера, отца кибернетики, который в одной из бесед с журналистами на вопрос, что будет, если машина будет изобретательнее человека, еще пятьдесят лет назад ответил: «Если машина изобретательнее человека, это уже катастрофа».

Владимир Кравченко: Это он прав.

Елена Черникова: Он никогда даже не допускал такой мысли, которую впоследствии стали допускать его, казалось бы, последователи, что увлечение этой работой с информацией приведет человека к идее создания действительно думающей, даже чувствующей машины, как нам сейчас обещают новый прорыв в компьютерных технологиях. Что на основе молекулы ДНК там, еще на какой-нибудь основе. Вообще, как вы относитесь к этому новому технологическому прорыву в компьютерных технологиях, который нам обещают? Будут ли совсем уж необыкновенные машины, которые почти как человек? И даже лучше во многом.

Владимир Кравченко: Вы знаете, забывают одну простую вещь. Что такое машина, вообще говоря? Машина – это автомат, который работает с несколькими операциями. У нее исходные «ноль» и «единица». Она складывает и вычитает и сравнивает эти два понятия. Больше ничего. Все остальное базируется на этой основе. Если мышление человека базируется на этой основе, в чем я сомневаюсь, то тогда можно создать думающие машины. А, по-моему, нет. Я вспоминаю свои беседы с академиком Поспеловым, который занимался искусственным интеллектом. Который сказал, вот все кричат «искусственный интеллект, искусственный интеллект». Делают ударение на «интеллект». А надо делать ударение на «искусственный». Дело в том, что если какие-то формализованные технологические процессы работают, то тут машина может заменить человека вполне. Но когда включается сознание и сложные экономические процессы, то здесь вряд ли машина может помочь.

Елена Черникова: Поняла. Напоминаю, дорогие друзья, что в программе «Русский университет» сегодня принимает участие ученый, исследователь, системотехник Владимир Павлович Кравченко. Говорит вам об изобретенной им и коллегами, я подчеркиваю, это коллектив работал, системе поддержки принятия решений. Владимир Павлович, тогда я попытаюсь смоделировать ситуацию. Я, допустим, каким-то чудом получила доступ к вашей программе. Стоит она, предположим, у меня дома на компьютере. Прихожу я, и мне очень сильно надо принять решение. Я, предположим, знаю, какие надо нажать кнопки. Но в любом случае, я же все равно неполные данные завожу в неё. Я не могу учесть все, что существует. Даже если мне кажется, в моей ситуации, которую я хочу рассмотреть, мне все известно. Но этого не может быть по определению. Я – человек: предположим, я должна думать. А машина, написано, должна работать. Как она будет работать по моим неполным данным?

Владимир Кравченко: Во-первых, надо ввести всю информацию, которая вам известна.

Елена Черникова: Которую вспомню, да.

Владимир Кравченко: Которую вспомните вы. А, во-вторых, она вам покажет, эта наша технология покажет вам те места, которые покажутся неизвестными. Вот здесь у меня сведений нет, чтобы вам квалифицированно дать ответ на ваш вопрос.

Елена Черникова: А если нет сведений ни у меня, ни у машины добраться до этих сведений?

Владимир Кравченко: Сейчас информация в этом отношении достаточно много. И она доступна. В принципе, если брать из старых, я вспоминаю еще статьи семидесятых-восьмидесятых годов, когда ругали ЦРУ по этому вопросу. Вообще-то говоря, где-то, как минимум, 80%, на самом деле, где-то 90% они брали информацию из открытых источников. Из газет, из журналов и прочей прессы: для анализа ситуаций, для принятия решений. И только где-то 5-10% это была та информация, которая окончательно должна была решить, делать так или не так. Но, во всяком случае, на 90% вы уже получаете альтернативное состояние свое. И вам система подсказывает, что мне не хватает этого, этого, этого для того, чтобы вам квалифицированно сказать, что же вам делать на самом деле. Если у вас есть возможность это достать, вы достаете. Если нет возможности, то вы соответствующим образом рискуете с определенной вероятностью, что решение ваше будет правильным. Но, по крайней мере, вы на 80-90% уже обеспечены возможностью правильно принять решение.

Елена Черникова: Так, следующую ситуацию давайте смоделируем. Предположим, я лидер какой-то партии, большой, уже известной. Мне нужно сохранить свое лидерство. У меня масса сведений о том, как развиваются дела в этом моем коллективе.

Владимир Кравченко: Лидерство в партии или лидерство партии? Это две разных целевых деятельности.

Елена Черникова: Тогда упростим. Лидерство в партии.

Владимир Кравченко: Лидерство в партии – это фактически система, ориентированная на кадровую работу. Это надо заводить сведения о своих людях.

Елена Черникова: Предположим, что они есть.

Владимир Кравченко: Об их действиях.

Елена Черникова: Она что мне скажет? Вот с этим попей кофе, с этим водку?

Владимир Кравченко: Она подскажет вам, что такая-то группа людей что-то затевает. Если что-то кто-то хочет сделать, и очень скрывает это, то всё равно всегда есть подготовительные моменты. Их скрыть практически невозможно.

Елена Черникова: Бесследной деятельности нет?

Владимир Кравченко: Не бывает. Вот эти подготовительные моменты дадут настораживающие факторы, по которым можно будет смотреть, да, вот здесь что-то затевается, что не согласуется с обычными действиями, с обычными вещами. Эти настораживающие факторы могут вас нацелить на то, что предпринимать.

Елена Черникова: А у вас были случаи? Допустим, вы предлагаете какому-то политику вашу систему. А дальше он что-то говорит. Что говорит?

Владимир Кравченко: Вы знаете, такие случаи были у нас. Это не только в политике. Это бывает и с коммерческими структурами.

Елена Черникова: Боязнь?

Владимир Кравченко: Да. «Что тогда буду делать я? Тогда к чему фактически сведется моя роль?» Забывает о том, что, если он стоит во главе этой системы, то тогда он имеет информацию.

Елена Черникова: То есть у этого руководителя просыпается гордыня определенного рода. И он начинает чувствовать соперника в системе, которую он приобрёл у вас. Да?

Владимир Кравченко: Конечно. Если брать коммерческую сторону этого вопроса, то вирус цивилизации… я предполагаю, что он наступает, да?

Елена Черникова: Точно? Владимир Кравченко: Точно. Есть, будем говорить так.

Елена Черникова: Вы у системы спросили, прежде чем такое говорить?

Владимир Кравченко: У системы – нет. Вы знаете, как всегда, сапожник без сапог. Мы для себя такой системы не делаем. Мы делаем их на заказ. И только так. И, сделав, мы продолжаем вести ее сопровождение. Просто некоторые наши контрагенты делятся, наверно, на радости, что им удалось с помощью этой системы вычислить определенные настораживающие моменты, заработать больше денег и прочие, прочие вещи. А сами в этом отношении мы очень аккуратны. У нас, вообще говоря, принцип такой: мы нигде никогда не открываем своих основных контрагентов. Никогда не раскрываем конкретику. По той простой причине, что наличие такого склада системы это уже информация, которая конкурентов заставит против них действовать. Это такой принцип. Нельзя раскрывать своего контрагента. Это всегда. В принципе, понимаете, в чем дело? Я еще раз возвращаюсь к этому. Для тех, кто работает на рынке. Будем рыночные брать, партии я не беру. Потому что там много своих нюансов. Те, кто работает на рынке, и старается иметь свою нишу. И старается задержаться на ней как можно дольше и успешно работать, такая система нужна. Для тех, кто хочет урвать с рынка и уйти, для тех такая система не нужна.

Елена Черникова: Понятно. Следовательно, для временщиков и хапуг вы можете быть даже опасны. Ну, хорошо. Наш гость, Владимир Павлович Кравченко, системотехник, руководитель научно-практической фирмы, один из создателей системы принятия решений. О ней мы сегодня и говорим в прямом эфире «Народного радио». У нас работает телефон. Номер 229-08-73. Есть телефонный звонок. Алло. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

Елена Черникова: Здравствуйте.

Слушатель: У меня к Владимиру Павловичу вопрос. Вот эта изобретающая система, это развитие той системы, которая была раньше в Минске, где-то в начале 1991 годов? И, кстати, она у меня есть на компьютере. Один вопрос такой.

Владимир Кравченко: Нет, это наша, специально созданная система. Минскую систему я очень хорошо знаю. Это даже не наш конкурент, а будем говорить, это совсем не то. Это первый вариант такой системы… Вообще, разработка была в середине восьмидесятых годов нами создана. И первый опытный образец у нас прошел эксплуатацию где-то в 1984-1985 году. Это прошло уже прошло более 20 лет, и я точно уже не помню.

Елена Черникова: Владимир Павлович, для того, чтобы предсказать что-то полезное в развитии, например, международных отношений? Ведь сколько там нужно заложить параметров в систему? Как должен искренне хотеть заказчик действительно решить какую-то проблему? Как вы представляете себе участие вашей системы в государственных отношениях? Мне казалось, вы, с одной стороны — это вполне в духе модного слова «глобализация», а с другой стороны, очень этому противостоите?

Владимир Кравченко: Нет, напрасно. Вы понимаете, в чем? Для того чтобы принять какое-то решение, надо знать ситуацию, тенденцию ее развития, факторы, которые влияют на эту ситуацию. Потому что в международных отношениях многие факты не ясны, многие просто скрыты. Внешние проявления ведь не всегда говорят о том, что на самом деле делается. Выявить те тенденции, которые имеются. Выявить те факторы, которые оказывают влияние, на основании их определить, почему происходит то-то, то-то, то-то, вот это важный фактор в международных отношениях. Как применить ее? Можно применить ее, это не проблема. Когда задумывалась эта система в первых учреждениях, она как раз была нацелена на эту, так сказать, вещь. И, в принципе, показала хорошие результаты. А как сейчас? Это зависит, наверно, от тех, кто руководит этими организациями.

Елена Черникова: И этим государством.

Владимир Кравченко: А не от нас. Мы готовы участвовать. Мы в свое время делали такого рода системы слежения за кризисными ситуациями в России. Об этом можно сейчас сказать. В администрации президента. Она довольно хорошо работала. Она потом была развита на выборах. Информация об этом шла из этой системы на все регионы России. Была ответная реакция на них. Это мы знаем. Поскольку мы долго работали с этой системой, мы ее усовершенствовали. Вплоть до совершенствования ее для Совета Безопасности.

Елена Черникова: Понятно.

Владимир Кравченко: Даже у нас было ТЗ подготовлено с Кокошиным. Но как раз когда приехал к Кокошину подписывать, Кокошина сняли.

Елена Черникова: Еще у нас телефонный звонок. Наш гость — Владимир Павлович Кравченко. Говорим мы о системе поддержки принятия решений. Алло.

Слушательница: Здравствуйте. Любовь Ивановна из Одинцово.

Елена Черникова: Здравствуйте.

Любовь Ивановна: Во-первых, огромное вам спасибо, Елена, за такого интересного гостя. И очень нужный, своевременный и интересный разговор. К гостю у меня будет несколько вопросов. Первый. Я хотела бы спросить, есть ли у вас семинары, школы? И вообще, как можно с вами связаться, чтобы повысить свой уровень знания? Это первое. Второе. Использовали ли вы вашу систему при оценке единого государственного экзамена и последствия просчитаны или нет? И последний вопрос. Вы как-то связаны с медицинскими научными экспериментами? Спасибо.

Елена Черникова: Спасибо. Три вопроса: связь, ЕГЭ и медицина. По поводу связи, вот наш адрес: 125009, Москва, а/я 10, «Народное радио». И если вы захотите связаться с Владимиром Павловичем Кравченко, так можно это сделать. А вот по поводу единого государственного экзамена? И ваша связь с медицинскими разработками?

Владимир Кравченко: Знаете, с единым государственным экзаменом мы никак…

Елена Черникова: Никто не заказывал.

Владимир Кравченко: Никто не заказывал нам такого рода систему. Хотя это интересная мысль, честно говоря. Я об этом даже не думал. А так это можно было бы. А с медицинскими учреждениями? Нет. К медикам мы не имеем отношений. Потому что медики, сейчас я, правда, не знаю, но на экспертных системах сосредоточились в свое время достаточно серьезно. Но, как практика показала, когда экспертная система имеет 300 и выше параметров, она начинает работать сама на себя. И, в принципе, ничего хорошего. Мы это все просчитывали и просматривали, когда разрабатывали свою технологию.

Елена Черникова: Какую экспертную систему вы имеете в виду?

Владимир Кравченко: У медиков есть экспертные системы, в них вводятся признаки.

Елена Черникова: То есть компьютеры сейчас во главе. Идут обследования организма.

Владимир Кравченко: Идут обследования организма, заводятся в компьютер все сведения, которые по обследованию. Анализ крови, мочи и прочее, прочее. Пульс там и прочее. Экспертная система говорит, чем человек болен. Но она, как правило, говорит с вероятностью определенной. Что, например, с вероятностью 70% у него ангина. А вот кто принимает решения? А если неправильно? Вот тут вопрос очень серьезный.

Елена Черникова: Еще телефонный звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

Елена Черникова: Здравствуйте.

Слушатель: А у меня вопрос к изобретателю.

Елена Черникова: Да, пожалуйста.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, в свою систему вы закладывали основное философское мировоззрение «Сознание – есть продукт деятельности мозга»? Это первый вопрос. И второй вопрос насчет мышления. Вы говорите, что мозг работает не «Ноль – один», а как-то более сложно. Но знакомы ли вы с работами Успенского Петра Демьяновича, это 1918 год, физика и математика, который в своих лекциях «Психология возможной эволюции человека» сказал именно «Мозг работает по принципу „ноль – один“. И что сознание, как структура, имеет совершенно другую природу, нежели функции человека. То есть мозг его. Все.

Владимир Кравченко: Вы знаете, мы не только Успенского, мы и Хлебникова читали, и подняли „Книгу перемен“. Мы очень много подняли вещей, которые были связаны с принятием решений, и с информацией по принятию решений. Вы знаете, если уж мы будем ссылаться на авторитеты, я сошлюсь на Маргенштейна, знаменитого математика, который занимался вопросами моделирования сложных систем. В знаменитой книге „Моделирование сложных систем“ в конце есть такая фраза. Поднимите, прочтите очень внимательно, что в современных системах социально-экономические условия достигли такой сложности, что в период ближайших нескольких сотен лет практически невозможно создать модель, которая могла бы моделировать вот эти социально-экономические отношения.

Это очень серьезная проблема, глубокая. Вы понимаете, она требует очень много времени. Простите, я не буду просто останавливаться. А вопрос, мыслит ли человек нулем и единицей, это философский вопрос, о котором можно отдельно поговорить. Мы очень внимательно посмотрели и разработали, кстати говоря, на основе „Книги перемен“ и Хлебниковских работ. У нас даже такая достаточно сложная схема работы сознания. Если вас интересует, я готов с вами встретиться и поговорить по этому вопросу.

Елена Черникова: Вы лучше приходите почаще на „Народное радио“. Как видите, интерес к вашему сообщению огромный. Вот еще, еще интерес. Алло, здравствуйте.

Татьяна: Добрый день, Елена. Меня зовут Татьяна. Я кандидат физико-математических наук. Поэтому сравнительно понимаю, о чем говорит ваш гость. Большое вам спасибо за то, что вы его пригласили. Но возникает вопрос. Человек только что сказал о том, что вся эта системотехника помогла при разрешении или при предсказании кризисных ситуаций при президенте Ельцине и так далее. Но у нас почти каждый год умирает почти миллион народа. Не кажется ли гостю, что он слишком оторван от народа? И что вообще вся это системотехника и наша метода решения уравнений применима скорее к электрону, но все-таки не к живым людям? Аристотель над вами просто бы посмеялся. Большое спасибо.

Владимир Кравченко: Хотя Аристотеля я очень уважаю. Но могу сказать следующим образом. Вы путаете меня, разработчика, с владельцем системы. Я разрабатываю систему под задачи, которые должен решать мой заказчик. Я иногда ему подсказываю, что эту задачу можно расширить, можно углубить. И он, кстати, не всегда со мной соглашается в этом отношении. Поэтому ваша претензии по этому вопросу, надо давать, наверно, тем заказчикам, которые заказывают нашу систему.

Елена Черникова: Вот такой у нас уже сложный, научно-философский разговор пошел. Но я не сомневалась, Владимир Павлович, в том, что появится мнение. Вот оно и появилось в эфире. О том, надо или не надо вмешиваться. А если вмешиваться с инструментом могущественным, то активнее. То есть я понимаю психологическую тоску, может быть, нормального человека, который узнает, что, может быть, где-то есть чудо-лекарство. Так почему бы не дать чудо-лекарство всем? Это нормальный ход мысли. Точнее, не мысли, а чувства. А, с другой стороны, вмешаться во все без спросу?

Владимир Кравченко: Вы знаете, в чем дело, Елена Вячеславовна? Тут довольно серьезный вопрос возникает. Возьмем такую систему. Она нужна всем бизнесменам. Начиная от крупных и кончая средним и мелким бизнесом. Но сама система стоит определенных и серьезных влияний. И эксплуатация ее тоже стоит средств. Там должны люди работать, вводить информацию, анализировать, выдавать вещи. Сейчас есть очень интересный проект. Нас пригласили в нем участвовать. Это проект поддержки малого и среднего бизнеса, где наша система будет являться одной из составляющих этой общей, глобальной такой, большой системы, куда входит много параметров. И, я думаю, с помощью такого инструментария, если это будет, в конце концов, создана система поддержки малого и среднего бизнеса. А создать ее достаточно быстро можно. У много нас говорят о среднем и малом бизнесе. А толку от этих разговоров пока мало.

Елена Черникова: Скажем прямо, да.

Владимир Кравченко: Потому что все ассоциации говорят только круг вопросов, которые они решают, это снижение налогов, да и больше фактически ничего. А в принципе без информационного обеспечения это решить очень трудно. Без такого рода сложной, большой системы, в которую включается наша часть, как одна из составляющих элементов. Там есть и связь, там есть и соответствующие математические методы, которые решают задачи, аналитическая часть, которая анализирует ситуацию. То есть ответ дает ему на вопросы.

Елена Черникова: Владимир Павлович, а как долго она дает ему ответы на вопросы? От момента ввода информации до получения предварительной информации?

Владимир Кравченко: Это от техники зависит. Если хорошая техника с хорошей системой передачи данных, это минуты.

Елена Черникова: А если я рассчитываю очень серьезно, опять же вернемся к международным отношениям? Допустим, я монарх небольшого государства. Мне надо узнать: разгоревшийся в соседнем царстве-государстве конфликт затронет меня или нет? Сколько потребуется времени, чтобы решить эту задачу?

Владимир Кравченко: Принцип работы следящей системы. Она постоянно вводит информацию.

Елена Черникова: А, она все-таки занимается этим? Вот оно, обслуживание?

Владимир Кравченко: И сидят эксперты, люди, которые постоянно анализируют ситуацию.

Елена Черникова: Добавляют, добавляют, да?

Владимир Кравченко: Добавляют, добавляют и анализируют, что же происходит, как это скажется, как то скажется на моей деятельности. Повлияет ли это на мою деятельность или это не повлияет. Или, наоборот, благоприятствовать будет моей деятельности. И когда появляются те или иные ситуации, человеку, принимающему решения, дается соответствующая информация. Кому пора принять решение по такому-то вопросу.

Елена Черникова: Интересно.

Владимир Кравченко: При этом ситуация такая или такая. Возможны альтернативные действия такие, такие или такие. Но он уже сам должен принимать решения.

Елена Черникова: То есть машина его не подменяет ни в коем случае, и власть его не забирает?

Владимир Кравченко: Нет. Ну что вы.

Елена Черникова: Но вот, наше время закончилось. Я очень хотела бы просить Владимира Павловича Кравченко не забывать дорогу на „Народное радио“. И вот особенно философскую часть нашей беседы, как видите, очень заинтересовавшую наших слушателей, продолжить, когда у вас еще найдется на нас время. Хорошо?

Владимир Кравченко: Спасибо, Елена Вячеславовна. Постараюсь. Но не очень скоро.

Елена Черникова: Но все-таки, когда-нибудь. Итак, это был Владимир Павлович Кравченко, руководитель научно-практической фирмы „Ниткон“, один из авторов системы поддержки принятия решений. О ней мы поговорили в прямом эфире „Народного радио“. Вела программу Елена Черникова. До свидания.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.