4 Apr 23:57 avatar

Уроки Евромайдана. Особенности действий оппозиции


Автор: Завьялов А.П., канд. техн. наук.

Некоторое время назад минуло два года с момента государственного переворота на Украине, также известного как «Евромайдан», что вызвало всплеск интереса к этому событию в СМИ и сети Интернет. Это связано и с тем, что за два прошедших года многие реальные участники событий высказались в прессе, открылись ранее неизвестные факты, стали очевидны основные итоги переворота.
 
Наличие влиятельных сил за рубежом, очевидно заинтересованных в дестабилизации России, реальная возможность попыток реализации алгоритма «цветной революции» в нашей стране, также поддерживают интерес к теме «Евромайдана».
Первичный интерес к теме «цветных революций» возник в российском экспертном сообществе в первой половине 2000-х годов после так называемых «революции роз» в Грузии и «оранжевой революции» на Украине.
После этих событий угроза «цветной революции» стала рассматриваться как реальная применительно к России, появились исследования феномена переворотов, оценка их методологии и возможных мер противодействия.
 
Уроки событий в Киеве в конце 2013 – начале 2014 года показали необходимость корректировки ранних оценок. Вопреки неоднократно высказанным в прессе мнениям ряда представителей российской власти, говоривших о том, что «цветные революции» устраиваются их организаторами чуть ли не «под копирку», «Евромайдан» нес в себе новые, непривычные черты, в значительной степени отличающие его от более ранних переворотов, например «оранжевой революции» 2004 года. Во многом эти отличия обусловили относительную успешность переворота.
 
Одним из таких отличий стали действия оппозиции.
Яркой особенностью переворота на Украине стало отступление от классической схемы противостояния «плохая власть – хорошая оппозиция», персонифицируемой как «плохой диктатор, который должен уйти – хороший лидер оппозиции, которого поддерживает народ».
 
И если первая часть схемы («плохой диктатор») осталась неизменной (В. Янукович: «Сразу после того как в Вильнюсе я отказался подписывать (прим. – соглашение об ассоциации с ЕС) …уже на следующий день Януковича объявили диктатором» [1]), то с «хорошей оппозицией» дело обстояло не так просто.
 
В течение всего периода с конца ноября 2013 по конец февраля 2014 года в рядах оппозиции не было (и не появился) общепризнанный лидер.
 
Констатировалось тотальное недоверие населения Украины лидерам оппозиции («После «Оранжевой революции» и последовавшим за этим пятилетним президентским правлением Виктора Ющенко, подавляющая часть населения страны политикам уже не верит» [2]).
 
Относительно устойчивый рейтинг (во многом «протестный») имела только Ю. Тимошенко, но на момент указанных событий она находилась в колонии и не принимала активного участия в событиях.
 
В этой связи западными и ангажированными украинскими СМИ старательно создавался образ противостояния «коррумпированной власти» и некоторого абстрактного «Майдана», который в разгар событий описывался как «новое общественно-политическое движениемноголидерное… комбинированное: в ее основе находится множество временно организованных групп, возникающих для реализации определенных целей и распускаемых после их достижения» [3], не связанное с уже существующими оппозиционными партиями.
 
Подчеркивалось, что вышедшие на Майдан люди объединены не поддержкой существующих оппозиционных политических партий, а идеей евроинтеграции как таковой.
 
Основными лицами «Майдана» стало трио В. Кличко – А. Яценюк – О. Тягнибок, каждого из которых западная пресса характеризовала весьма нелестно:

  • В. Кличко – как «недостаточно опытного», «недостаточно одаренного в плане риторических способностей»[4], «не хватает личного обаяния и тактических способностей»[5]; несмотря на это, на Западе он воспринимался как наиболее перспективный лидер, поскольку не был уличен в коррупции и пользовался поддержкой на востоке и юге Украины;
  • А. Яценюка – как фигуру несамостоятельную («близкий соратник Юлии Тимошенко»[4], «возглавляет парламентскую фракцию бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, которая находится в заключении»[6]);
  • О. Тягнибока – как реакционного политика, скомпрометированного антисемитскими высказываниями.
 
Обращалось внимание на отсутствие единства между ними: «Оппозиционеры сейчас как бы одной ногой с народом, с другой – каждый думает о том, что он кандидат в президенты» [7].
 
При этом фактическая их роль в протестном движении описывалась противоречиво.
 
Влиятельное американское издание TheNationalInterest, например, в разгар событий характеризовало ее как: «бегают по всему Киеву за толпами, которые хорошо к ним относятся, но не подчиняются им» [8].
 
Согласен с этим мнением и Н.Я. Азаров: «…эти подставные фигуры ничем реально не управляли и ни на что не влияли» [9], а «координацию действий оппозиции и боевиков взяла на себя группа ответственных работников посольства США на Украине» [10].
 
Вместе с тем, тройке оппозиционных лидеров была отведена важнейшая роль в технологии переворота. Они, от лица протестующих, вели «долгие и бессмысленные» [11] переговоры с представителями властей, в том числе – с Президентом В. Януковичем.
 
При этом всячески подчеркивали, что все важнейшие решения принимает «Майдан». В подтверждение этого тезиса неоднократно прерывали переговоры с представителями власти для того, чтобы «посоветоваться с Майданом».
 
Бывший премьер-министр Украины, комментируя эту ситуацию, указывает: «Люди в стране недоумевали по поводу бездействия власти и отсутствия у нее решимости обеспечить конституционный порядок… Он (В. Янукович) был весь погружен в переговорный процесс, который, по моему мнению, был ширмой для накопления сил боевиками, разложения органов правопорядка и осуществления государственного переворота» [10].
 
Следует отметить, что иллюзия важности и эффективности переговоров поддерживалась и оппозицией, и западными дипломатами, и даже радикалами.
 
Основным результатом стало то, что В. Янукович, по всей видимости, рассматривал путь переговоров с представителями оппозиции как основной вариант разрешения кризиса, делал ставку на политическое соглашение. И в этой связи не отдавал приказа правоохранительным органам о восстановлении конституционного порядка в центре Киева. Нерешительность президента на определенном этапе «… начала порождать и нерешительность органов правопорядка» [10].
 
Косвенно это подтвердил и бывший (на момент переворота – действующий) исполняющий обязанности Премьер-министра Украины С. Арбузов: «… когда открыли огонь на поражение по невооруженной ничем, кроме щитов и палок, милиции, стало понятно, что никаких переговоров между властью и радикалами уже не будет» [12]. То есть до 18.02.2014 власти Украины рассматривали переговоры с представителями оппозиции как базовый вариант выхода из кризиса. Позже Сергей Арбузов будет вынужден признать: «Даже переговоры с Президентом оказались чем-то вроде технологии, предшествующей перевороту» [12].
 
В этой связи уместно напомнить мнение автора концепции ненасильственного сопротивления Джина Шарпа, который констатирует, что «…переговоры не являются реалистичным способом устранить диктатуру. Лишь изменение в распределении власти в пользу демократов может обеспечить адекватное решение». При этом переговоры с властями «… нельзя игнорировать или отвергать» [13].
 
С горечью приходится признать, что этот тезис был со всей наглядностью проиллюстрирован в ходе государственного переворота на Украине зимой 2013 – 2014 года.
 
В целом можно констатировать, что на Украине была реализована технология «цветной революции» в условиях низкой популярности оппозиционных партий и недоверия к ним населения, впервые примененная в 2011 году в ходе событий, получивших название «Арабской весны».
 
В этих условиях существующие оппозиционные партии демонстративно абстрагируются от протестного движения, которое консолидируется на популярной идеологической (часто неполитической) основе, что позволяет обеспечить большую поддержку его населением. Само протестное движение выстраивается по принципу сетецентрических структур.
А оппозиционные партии приходят к власти в условиях хаоса и политического вакуума, наступающего после переворота.
 
Литература:
1. Виктор Янукович: да, я хочу вернуться в политику. Интервью агентству РИА Новости 09.12.2015.
2. Geopolitika, Литва, 03.12.2013.
3. Зеркало Недели, Украина, 20.12.2013.
4. Sueddeutsche Zeitung, Германия, 03.12.2013.
5. The Financial Times, Великобритания, 06.12.2013.
6. Stratfor, США, 10.12.2013.
7. УНИАН, Украина, 03.12.2013.
8. The National Interest, США, 09.12.2015.
9. Эксклюзивное интервью Николая Азарова каналу LifeNews21.02.2015.
10. Азаров Н.Я. Украина на перепутье. Записки премьер-министра. М: Вече, 2015. – 500 с.
11. Азаров рассказал о «стратегической ошибке» Януковича в период Майдана. РИА Новости, 02.12.2015.
12. Сергей Арбузов: вместо европейской Украины получили гражданскую войну. Интервью агентству РИА Новости 20.02.2015.
13. Д. Шарп. От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения. М.: Новое издательство, 2005.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.