23 Aug 00:33 avatar

Кадровый актив «цветных революций»: уроки переворота на Украине


Автор: Завьялов А.П., канд. техн.наук

«Цветные революции» стали одним из основных инструментов вмешательства западных стран во внутренние дела независимых государств мира.
Американский теоретик «цветных революций» Джин Шарп в своих работах указывает, что свержение действующей власти требует создания «мощной силы сопротивления»[1]. Опыт многочисленных «цветных переворотов» начала XXIвека убедительно показывает, что основными участниками массовых протестных акций является молодежь: «… и на Украине, и в Гонконге это в основном молодежь, студенты, аспиранты, молодые люди до 35 лет» [2] (прим. автора – в основном на начальном этапе переворота).
Можно выделить несколько основных причин этого явления:
— молодежь, по сравнению с людьми других возрастных категорий, занимает более активную жизненную позицию, располагает большим количеством свободного времени для участия в массовых мероприятиях;
— молодые люди, не имеющие большого жизненного опыта, легче поддаются психологическому воздействию и манипулированию; они более восприимчивы к «революционной романтике» и красивым лозунгам: «борьба с коррупцией», «национальное возрождение» и т.д.;
— молодые люди склонны к завышенной самооценке, испытывают чувство неудовлетворенности своим положением в обществе; в этой связи многие видят в своем участии в «цветном перевороте» своего рода «социальный лифт», который должен вынести их на вершину наикратчайшим путем;
— молодежь обладает высокой способностью к консолидации на аполитичной (культурной) основе, а «классический» «цветной» переворот развивается как красочный спектакль;
— сюда следует добавить еще одну причину «технического» характера: организация и самоорганизация протестующих осуществляется, в основном, через социальные сети, а молодежь является наиболее активными и заинтересованными пользователями социальных сетей.
При этом всех участников переворота необходимо четко разделить на актив – людей, прошедших специальную подготовку к участию в протестных акциях, и, как правило, четко осознающих конечную цель, – свержение действующей власти; другой частью, гораздо более многочисленной, является «массовка» – люди, изначально не планировавшие и не готовившиеся к участию в протестных акциях, однако вышедших на улицы по различным причинам, таким как разочарование властью, желание перемен, желание следовать «модному тренду», каким в разгар событий, как правило, являются «цветные революции», банальное желание «потусоваться».
Важнейшей задачей постановщиков спектакля «цветной революции» является создание «массовки». На практике это означает привлечение к действию достаточной массы людей, их концентрацию в нужных точках городского пространства, удержания их в нужных местах в течение необходимого времени и такая обработка их сознания, чтобы толпа по сигналам режиссеров точно выполняла именно те действия, которые требуются по сценарию.
Однако задача эта выполнима только при наличии некоторой критической массы обученных и мотивированных протестующих, способных задавать тон событиям и фактически управлять многотысячной толпой.
Поэтому одной из основных задач, решаемых организаторами «цветного» переворота на предварительном (предшествующем активной фазе переворота) этапе является подготовка кадрового потенциала – актива переворота.
Опыт «цветных» переворотов начала XXIвека показывает, что костяк протестного актива обычно составляют студенты.
Именно из них организаторы переворотов формируют молодежные протестные движения, такие как «Отпор» (Сербия, 2000), «Кмара» (Грузия, 2003), «Пора» (Украина, 2004).
В специальной литературе, например [3], достаточно подробно описаны технологии формирования таких протестных движений, включая набор участников, подготовку (как правило, за рубежом), финансирование и т.д.
Однако, уже начиная с «Оранжевой революции» на Украине в 2004 году обозначилась тенденция использования организаторами переворотов радикальных группировок. Тогда, в 2004, студенческая «Пора», являвшаяся основной движущей силой протестов, уже активно сотрудничала с группировками «УНА-УНСО» и «Тризуб» [3].
К моменту переворота на Украине 2014 года эта тенденция оформилась в полной мере. Американские исследователи даже подводят «теоретическую базу» под такую смену приоритетов [4]:
— по сравнению со студенческой молодежью члены радикальных группировок обладают выраженной групповой сплоченностью, базирующейся на глубоких националистических (или иных – прим. автора) настроениях;
— радикалы обладают повышенной агрессивностью и относительно высокой психологической готовностью к насильственным действиям;
— лидеры радикальных группировок, как правило, имеют практические навыки пропаганды и управления массами людей.
Именно радикалы рассматриваются организаторами переворотов в качестве основы для создания военизированных группировок, в задачи которых входит:
— в решающий момент обеспечить переход от ненасильственных действий к насильственным (с оружием или без, в зависимости от обстоятельств);
— организовывать толпу, направлять ее активные действия, поддерживать дисциплину, блокировать попытки противодействия со стороны правоохранительных органов;
— выступать в качестве организованного «силового актива» новой власти сразу после переворота, в условиях дезориентации и распада правоохранительных органов и силовых структур.
Опыт переворота на Украине показывает, что для повышения эффективности своих действий и снижения возможностей правоохранительных органов такие группировки:
— в максимальной степени включают в свой состав депутатов различных уровней, неприкосновенность которых позволяет им служить прикрытием для действий, граничащих с насильственными;
— могут включать в свой состав граждан иностранных государств, ранее участвовавших в аналогичных событиях в своих странах, а также сотрудников ЧВК и ЧРК (например, активисты сербской организации CANVASзаявляли об участии в 37 «цветных революциях» по всему миру [5]);
— активно смешиваются с рядовыми участниками протестов, которые также выступают в качестве «живого щита» радикалов.
Подготовка активистов радикальных группировок для участия в перевороте на Украине велась в течении длительного времени: «Это так называемые вышколы, которые проводились два-три раза в году, где собирались молодые люди, их готовили к проведению боевых действий. Они проходили в лесах западных регионов, а когда не было возможности, то эти вышколы проходили за рубежом – в Польше, Литве, Латвии. И потом эти подготовленные группы были четко организованы, управляемы. У каждого были свои руководители – десятники, сотники. Вышколы были придуманы еще со времен правления президента Ющенко, когда Западная Украина, на нее выделялись огромные деньги из бюджета Украины»[6].
В настоящее время считается, что основную роль в перевороте на Украине сыграл «Правый сектор» (прим. – запрещен в РФ), который в дальнейшем стал основой для формирования карательных «добровольческих» батальонов и вообще стал заметной частью послепереворотного украинского политического ландшафта.
Отчасти эта точка зрения является верной, но больше основывается на событиях заключительного этапа переворота, и последовавших за переворотом событиях.
Комментируя начало массовых акций, возникших в центре Киева после приостановки Правительством Украины подготовки договора об ассоциации с ЕС, бывший министр внутренних дел Украины В. Захарченко указывал: «Все началось с санкционированного мэрией Киева и городским ОВД митинга студентов киевских ВУЗов… Организаторами митинга были студенческие общественные организации» [7].
Рассказывая о дальнейших событиях в 2015 году в интервью Spiegel, он указывал: «29 ноября (2013 года – прим. автора)студенты заявили о прекращении акций протеста, но на сцену вышли политические активисты с Европейской площади… В тот же день, 29 ноября, на площади появились первые баннеры Правого сектора»[8].
Однако, следует отметить, что в комментариях СМИ «по горячим следами» говорилось об участии в беспорядках, в основном, обезличенных радикалов. Например, информагентство РБК писало о «… футбольных фанатах и националистах … сыгравших значительную роль в захвате киевской мэрии…» [9].
14 декабря МВД Украины объявило в международный розыск Д. Корчинского, лидера праворадикальной группировки «Братство», по обвинению в правонарушениях (всего 84 эпизода) во время столкновений 1 декабря 2013 года [10].
17.2.2013 «Украiнська правда» писала о том, что «Евромайдан защищает более 4000 добровольных охранников» [11].
В середине февраля 2014 британская BusinessNewEurope, комментируя состав наиболее влиятельных организаций и групп, участвующих в беспорядках, выделяла [12]:
— активистов из оппозиционных партий «УДАР», «Родина» и «Свобода»;
— «Самооборону Майдана», «… численность которой достигает 10 тысяч человек»;
— «Правый сектор» – «… лига маргинальных националистических организаций, таких как военизированная группа «Тризуб», Украинская национальная оборона, «Патриот Украины», «Белый молот» и так далее… На Майдане сейчас находятся около 500 членов этих организаций»;
— «Общее дело» – «… малоизвестная радикальная организация, насчитывающая всего несколько сотен членов»;
— Автомайдан – «группа активистов, насчитывающая около 1000 человек».
Имели место и разногласия, и даже прямые столкновения между группировками. Так, немецкая Deutsche Welle в разгар событий писала об одном из эпизодов, когда активисты праворадикальной группировки «Общее дело», захватившие здание Министерства сельского хозяйства Украины, были вытеснены из него радикалами партии «Свобода» [13].
В любом случае, необходимо признать, что организаторам переворота удалось собрать в центре Киева мощную, хотя и разношерстную, группировку радикалов, численность которой можно оценить от 4 до 14 тыс. человек, и обеспечить их относительную управляемость. Радикалы и стали решающим фактором, позволившим успешно осуществить переворот в условиях непопулярности оппозиционных партий и недоверия к ним населения.
В дальнейшем, что сполна подтверждается опытом Украины, вооруженные и обученные радикальные группировки становятся проблемой (и угрозой) для любой политической силы, пришедшей к власти, которая должна выработать пути прекращения, или, как минимум снижения политической активности радикалов.
 
Литература:
1. Д. Шарп. От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения. М.: Новое издательство, 2005.
2. Карпович О.Г., Манойло А.В., Наумов А.О. Противодействие технологиям цветных революций в молодежной среде. Москва, 2015.
3. Кара-Мурза С.Г. Революции на экспорт. М.: Эксмо, Алгоритм, 2006.
4. Washington's Role in the Ukrainian Coup & How it May Spin Out of Control. Материалы сайта http://scgnews.com, 25.02.2014.
5. www.odnako.org/blogs/novie-cvetnie-tehnologii-razrushiteli-gosudarstv-obkativayut-krasnuyu-kartochku-v-serbii/
6. А. Якименко: Силовой захват власти в Киеве был нужен США, и они нашли для этого провокатора. Комсомольская правда, 20.03.2014.
7. Виталий Захарченко: это был митинг, превратившийся в госпереворот. РИА Новости ria.ru/interview/20151121/1325108665.html#ixzz3sIDwEy2d
8. Яценюк заявил, что радикалы вышли из-под контроля. Интервью экс-министра внутренних дел Украины Виталия Захарченко журналу Spiegel, 22.02.2015.
9. РБК. Революция с трактором. Репортаж из взбунтовавшегося Киева. 02.12.2013.
10. МВД Украины объявило лидера «Братства» в международный розыск. РБК, Россия, 14.12.2013.
11. Украiнська правда, 17.12.2013.
12. BusinessNewEurope, Великобритания, 11.02.2014. http://www.bne.eu/storyf5742/COMMENT_Ukraine_faces_political_gridlock_with_more_radical_Maidan 
13. Deutsche Welle, Германия, 31.01.2014.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.