28 Dec 22:35 avatar

«Цветные революции» в ближнем зарубежье как элемент гибридной войны против России

Автор: Завьялов А.П., канд. техн. наук
Одним из стратегических направлений проводимой западными странами против России деструктивной политики, получившей название «гибридной войны», являются попытки теми или иными способами способствовать международной изоляции России, в максимальной степени лишить ее союзников и просто дружественно настроенных государств во внешнем мире, представить в виде «страны – изгоя».
Эта политика направлена на создание для нашей страны максимального количества проблем во внешней политике, втягивание России в максимальное количество конфликтов, что должно привести к распылению ее сил, ограничению возможностей во внешней торговле, милитаризации экономики.
Одним из инструментов этой политики является конструирование «евразийской дуги нестабильности» [1] – создание цепочки недружественных по отношению к России (или просто нестабильных, конфликтных) политических режимов по периметру границ нашей страны: с запада на восток.
Идея создания «евразийской дуги нестабильности» восходит к авторам англо-саксонской теории геополитики: Х. Маккиндеру, А. Мэхэну, Н. Спайкмену, Д. Майнингу, З. Бжезинскому [2]. На различных исторических этапах эта политика реализовывалась различными средствами.
На современном историческом этапе основным инструментом воссоздания «евразийской дуги нестабильности» являются «цветные революции». Попытки применения деструктивных политических технологий имели место и продолжают повторяться практически во всех странах бывшего СССР, граничащих с Россией.
Наиболее масштабным и разрушительным примером является государственный переворот на Украине зимой 2013 – 2014 года, получивший название «Евромайдана». Не стоит забывать, что ему предшествовала вполне успешная так называемая «Оранжевая революция» в 2004 году.
В сентябре 2015 года в Молдавии происходили политические волнения, которые ряд экспертов охарактеризовали как попытку «цветной революции». Митингующие требовали экономических реформ, неразрывно связанных с политической переориентацией и радикализацией режима.
Интересно, что целью митингующих являлся радикально прозападный политический правящий режим, возглавляемый президентом Н. Тимофти и премьер-министром В. Стрельцом. Ряд экспертов связали массовые выступления с неготовностью правящей в Молдавии элиты к эскалации конфликта с Приднестровьем в разгар гражданской войны на Украине [3].
Политическим следствием протестов стала отставка правительства.
Массовые протесты в Молдавии вспыхивали неоднократно в течение 2016 года, в том числе в ноябре, после победы на президентских выборах И. Додона.
К факторам, повышающим вероятность реализации алгоритма «цветной революции» в Молдавии, относятся: низкий уровень жизни населения, нестабильность политического режима и общая турбулентность политической жизни, односторонняя геополитическая ориентация и сопряженное с этим отсутствие мер по защите внутриполитического поля страны от вмешательства со стороны западных неправительственных организаций.
Сложные политические процессы протекают в Закавказье.
В Армении в 2015 году проходили массовые акции оппозиции, получившие название «электрического Майдана». Подчеркнутая деполитизированность протестов мало кого могла ввести в заблуждение: они возглавлялись лидерами подчеркнуто антироссийской, прозападной ориентации. Пойдя на определенные уступки протестующим, власти смогли погасить протестную активность. Но уже в середине 2016 года людей на улицы вывели под совсем уже неблаговидным предлогом защиты террористов, захвативших полицейский участок.
К Армении – основному союзнику России в Закавказье, на территории которого развернуты российские военные базы, – приковано особое внимание. Можно ожидать, что попытки дестабилизации политической обстановки, нагнетания антироссийских настроений будут продолжаться.
«Революция роз» 2003 года в Грузии, в результате которой к власти пришел М. Саакашвили, стала началом разворота этой бывшей советской республики в сторону США и Запада.
Можно говорить о том, что «революция роз» и последствия спровоцированной Западом агрессии Грузии против Южной Осетии в 2008 году привели к долгосрочным негативным последствиям для России – появлению на ее южных границах устойчиво антироссийски настроенного соседа.
В 2016 году эксперты заявляли о подготовке государственного переворота вАзербайджане [4].
Специфика внутриполитической ситуации в Азербайджане заключается в относительно высоком уровне поддержки населением действующей власти, и связанной с этим устойчивостью политического режима. Поэтому в ближайшее время вероятность реализации сценария «цветной революции» маловероятна, но может быть сделана на «революцию сверху» или военный переворот (по аналогии с провалившимся путчем в Турции) [4].
Комментируя такую возможность, азербайджанские эксперты указывают, что в стране сильны позиции сторонников турецкого проповедника Фетуллаха Гюлена, с именем которого связывают попытку переворота в Турции. Многие из сторонников Гюлена занимают высокие посты в высших эшелонах власти в Азербайджане, их главная цель  — остановить евразийскую интеграцию [4].
В июле 2016 года в Абхазии состоялись массовые выступления оппозиции, несколько тысяч сторонников которой (прим. – весьма немалая цифра для Абхазии) оцепили здание МВД республики, а затем попытались взять его штурмом.
Властям Абхазии удалось остановить эскалацию конфликта путем переговоров. При этом ряд экспертов отмечали, что проявления протестных настроений очевидно подогревались из-за рубежа [5].
В Южной Осетии, по сообщениям СМИ [6], также существуют определенные предпосылки к дестабилизации внутриполитической ситуации. В частности, в этом регионе наблюдается высокая активность протестантских религиозных сект, тесно связанных с грузинскими и западными неправительственными организациями.
Не все спокойно и на южных границах России.
В 2016 году в Казахстане состоялась попытка организации массовых протестов, предлогом для которых стали принятые изменения в земельное законодательство. Силовым структурам республики удалось выявить и задержать основных организаторов протестов, изъяв у них огнестрельное оружие, бутылки с зажигательной смесью, арматуру, металлические прутья, канистры с бензином [7].
Протесты носили откровенно антироссийский характер. В СМИ появлялись сообщения, что часть активистов прошла подготовку на Украине, а одним из их требований было … предоставить украинским телеканалам возможность трансляции на территории Казахстана [8].
В середине 2016 года в немецких СМИ [9] со ссылкой на турецкие спецслужбы появлялась информация о возможном перевороте в Киргизии, в подготовке которого подозревалось движение исламского проповедника Фетуллаха Гюлена. Следует отметить, что в Киргизии неоднократно происходили смены власти путем переворотов, а произошедшая в 2005 году «революция тюльпанов» вообще считается классикой «цветных революций».
Определенные предпосылки к обострению политической ситуации существуют в Белоруссии, являющейся традиционным союзником России на постсоветском пространстве.
Следует отметить, что правящий режим в Белоруссии отличается относительно высоким уровнем поддержки населения, неоднократно демонстрировал свою способность обеспечивать внутриполитическую стабильность, в частности, в периоды президентских выборов 2006 (так называемая «васильковая революция») и 2010 года.
Вместе с тем, в последнее время обозначились определенные негативные тенденции, потенциально способные привести к изменению геополитической ориентации республики:
— значительная активизация националистических сил, выступающих за сближение с Западом и с антироссийских позиций; по-видимому, их взгляды совпадают со взглядами части белорусской политической элиты, опасающейся усиления зависимости от России (особенно после 2014 года);
— ряд активистов белорусских националистических организаций прошли подготовку на территории Украины, в том числе участвуя в карательной операции в Донбассе; в составе «Правого сектора» (прим. – запрещен в РФ) даже сформированы национальные белорусские подразделения [10];
— на территории республики активно работают западные неправительственные организации; особенно их деятельность активизировалась в последнее время, на фоне «перезагрузки» внешнеполитического диалога Белоруссии и ЕС;
— часть белорусской элиты, по-видимому, считает оправданным проведение «многовекторной» внешней политики, балансирование между Россией и Западом; потенциально это может привести к ослаблению мер, направленных на защиту политического строя и предотвращение деструктивной деятельности западных НПО.
Взрывоопасной является и внутриполитическая ситуация в странах Прибалтики.
Связано это с систематическими нарушениями прав русскоязычного населения, дискриминацией по национальному признаку, репрессиями против русскоязычных активистов и правозащитников.
Дополнительную нестабильностьвносит дислокация в этих странах воинских контингентов стран НАТО. На регулярно проводимых военных учениях часто отрабатывается сценарий военного подавления мирных выступлений русскоязычного населения.
Попытки дестабилизации политической ситуации активно предпринимаются и в других государствах мира, многие из которых относительно дружественно настроены к России, например в странах-партнерах по БРИКС.
Так, в КНР в 2014 году состоялись массовые беспорядки в Гонконге. По соообщениям СМИ, выступления были организованы при поддержке Национального демократического института и Национального фонда демократии [11].
А марте – апреле того же года подписание соглашения о зоне свободной торговли услугами между материковым Китаем и Тайванем были сорваны «революцией подсолнухов».
В 2016 году в Бразилии произошло отстранение от власти президента Дилмы Русеф, которое она сама охарактеризовала как «государственный переворот»; ряд экспертов заявляли о «новом сценарии поэтапной цветной революции» [12].
Выводы:
1. «Цветные революции» являлись важнейшим внешнеполитическим инструментом уходящей демократической администрации США, в том числе активно применявшимся в процессе «сдерживания» России.
Надежды на пересмотр конфронтационной по отношению к России внешней политики, связанные с победой на президентских выборах в США Дональда Трампа, пока в большей степени отражают оптимистичные ожидания российских политиков и экспертов. Объективных оснований говорить о том, что конфронтация между Россией и США уходит в прошлое, на взгляд автора, пока нет.
В этой связи актуальность изучения механизмов деструктивного воздействия на внутреннюю политику суверенных государств сохраняется.
2. Из проведенного анализа видно, что в течение 2014 – 2016 годов попытки дестабилизации внутриполитической обстановки (или создание предпосылок для этого, нагнетание антироссийских настроений) имели место практически во всех странах, граничащих с Россией.
Во многих случаях имело место целенаправленное воздействие из-за рубежа с применением механизмов, являющихся частью технологии «цветных революций».
3. Технологии «цветных революций» могут применяться не только против политических режимов, дружественно настроенных к России, но и против прозападных режимов.
Американские стратеги совершенно не против, чтобы путем «цветных революций» на смену проамериканским политикам приходили еще более проамериканские. Не в последнюю очередь это связано с тем, что политические элиты, придя к власти (в том числе, в ходе «цветных революций») начинают руководствоваться в первую очередь своими собственными корыстными интересами, зачастую входящими в противоречие с интересами заокеанских кураторов.
Такие политические элиты находятся в еще более тяжелой ситуации, поскольку, в отличие от действительно независимых политических режимов, они не имеют практической возможности задействования защитных механизмов (например, в виде законодательного ограничения деятельности западных НПО).
Можно говорить о том, что технология «цветных революций» является важной составляющей механизма «внешнего управления» США своими странами-сателлитами.
 
Литература:
1. Колотов В.Н. Современное состояние евразийской дуги нестабильности: расстановка зон влияния и перенос нестабильности с западного фронта на восточный. Сравнительная политика, № 2 / 2014, с. 28 – 42.
2. Матвейчев О. Информационные войны XXIвека. «Мягкая сила» против атомной бомбы. – М.: Книжный мир. 2016. – 352 с.
3. Кабардин И. Молдавия: шило на мыло. rusvesna.su/recent_opinions/1441861670
4. Иванов А. Американские сети вокруг России. rusvesna.su/recent_opinions/1471395979
5. Лепехин В. «Майдан» в Абхазии: кто виноват и что делать. ria.ru/analytics/20160707/1460803569.html#ixzz4E5X8W9fB
6. Западные секты усилили подрывную деятельность вдоль границ России. rusvesna.su/news/1431768182
7. Игнатов Г. Провал майдана в Казахстане: Назарбаев — не Янукович. rusvesna.su/recent_opinions/1464045767
8. Уваров А. Попытка мятежа в Казахстане. Угроза сохраняется. rusnext.ru/news/1463945026
9. Türkei warnt Putin vor Putsch-Versuch in seiner Nachbarschaft. http://deutsche-wirtschafts-nachrichten.de/2016/07/26/tuerkei-warnt-putin-vor-putsch-versuch-in-seiner-nachbarschaft/
10. Мальцев В. Минский легион Бандеры: белорусские неонацисты жаждут войны с Россией. rusvesna.su/news/1473670433
11. Обама заявил, что США не имеют отношения к протестам в Гонконге. ria.ru/world/20141112/1032893268.html#ixzz3IpZLWZ3G
12. Стариков Н., Савин Л., Нагорный А. В Бразилии явлен новый сценарий поэтапной цветной революции. rusnext.ru/recent_opinions/1472751303

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.