30 Jan 08:11 avatar

Слабость аналитики в управлении как угроза национальной безопасности (на примере реформирования МВД)

Безопасность любого биологического и социального образования, в том числе государства и его народа – один из ключевых элементов продления жизни, нормального функционирования и развития. Относительно государства обеспечение безопасности – это способность народа (общества) и государственной власти эффективно функционировать и развиваться, обеспечивать собственную силу и конкурентоспособность всех своих компонентов, это способность противостоять угрозам посредством деятельности специальных (государственных) структур.

Безопасность страны имеет внешний и внутренний аспекты, предполагает деятельность по укреплению могущества внутри страны и за ее пределами, наличие эффективных органов противостояния и защиты от внутренних и внешних угроз (а события в Северной Африке и Сирии показывают, что внешние угрозы часто реализуются в форме гражданского противостояния).

Современная эпоха ничего не изменила в задачах этого аспекта жизнеобеспечения и деятельности государства. Однако качественно изменилось содержание этой деятельности. Сегодня ключевым элементом силы, обеспечения конкурентоспособности, а также характер угроз и вызовов стала высокоинтеллектуальное обеспечение управления. Это относится как к созидательным, так и к разрушительным социальным системам и их подсистемам управления. Чтобы быть сильным, современное государство, его социально-экономическая и политическая системы, правоохранительные ведомства, должны быть обеспечены соответствующими кадрами, технологиями и административными структурами. Это необходимое условие для действенного противостояния угрозам, способным оказать разрушительное воздействие на граждан, общество и государство.

Наиболее агрессивными субъектами, которые часто входят в конфронтацию с интересами государства, его суверенитетом, создают условия для снижения его эффективности с целью продвижения своих интересов, являются следующие носители негосударственных, межгосударственных (военно-политические блоки и транснациональные корпорации) и антигосударственных интересов, всячески блокируют повышение эффективности системы национальной безопасности и ее развитие:

— конкретные представительства тайных и явных зарубежных финансово-экономических, производственных, торговых, политических и других деловых структур, реализующих интересы и установки западного и восточного миров на территории России в виде различных НКО, культурных, образовательных, аналитических (и т.д.) центров;

— крупнейшие отечественные хозяйствующие и финансовые субъекты регионального, национального и мирового масштаба (ТНК, финансовые центры), интересы которых (корпоративные и частные интересы собственников) не совпадают и даже противоположны национально-государственным – их также довольно много;

— криминальные и теневые структуры, поглотившие часть экономики России, в этом списке следует рассматривать и криминальное проникновение иностранных преступных организаций (формирование наркотрафика и рынка сбыта наркотиков из Центральной Азии и т.д.);

— значительная часть средств массовой информации, поскольку они включены в «деловой оборот» и имеют как собственные корпоративные деловые интересы, так и «деловые обязательства» перед «партнерами» либо «хозяевами», а также идеологические установки, например, на полное замалчивание запрет пропаганды отечественной культуры в России;

— представители маргинальных субкультур, различные эпатирующие меньшинства, секты и т.д., находящиеся вне российской культурной традиции, но организованные в активные международные организации и сети, имеющие серьезную поддержку, как среди представителей отечественной элиты, так и в среде элит дальнего и ближнего зарубежья;

— достаточно узкий слой российских носителей откровенно антироссийских убеждений, ориентирующихся на ценности других культурных миров (в первую очередь на либеральные ценности Запада), в своей деятельности опирающихся на интеллектуальные разработки западных научных центров, финансируемых западными политическими и экономическими кругами для организации и лоббирования антироссийской деятельности и представляющих на территории страны интересы других культур, других стран (такие, как ряд НКО).

Большинство этих социальных сил обладает высокоинтеллектуальными кадрами и структурами (либо опирается на них), обеспечивающими развитие и продвижение собственных интересов. Они ориентированы на ослабление государства. Отсутствие аналогичных по мощности интеллектуальных (особенно экспертно-аналитических) структур у Российского государства резко снижает качество противостояния этим силам. Следует признать, что часть угроз просто не фиксируется, а значит, построение противодействия не происходит, не может происходить в принципе. Но и в случае, когда угроза хоть как-то отслеживается, организация противодействия и защиты не отвечает характеру новых угроз и вызовов, не приводит к повышению эффективности при перестроениях ведомственных структур.

Именно в таком ракурсе следует видеть причины произошедших потерь в областях внутренней безопасности и обороноспособности страны.

Главной причиной является отсутствие в государственных ведомствах стройной системы аналитической работы, что оказывает разрушительное воздействие на систему внутренней и внешней безопасности страны. Проиллюстрируем, как отсутствие аналитики создает реальные угрозы национальной безопасности на примере реформы МВД.

В конце ХХ – начале XXI века правоохранительная система России подвергались множеству реформ. Создавались одни структуры и ликвидировались другие в разных комбинациях внутри ведомств и как самостоятельные единицы – РУБОП, ФСНП, СК, ФСКН, список можно продолжить.

Безусловным лидером по числу реформ является МВД России, которая и по неэффективности новаций также впереди всех. В этой связи вполне правомерен научный интерес к феномену устойчиво отрицательного результата. Почему все «как всегда»? С одной стороны, государственная власть не скупится на строительство правоохранительной системы, с другой – никак не удается достичь требуемых качеств, наоборот, с каждой реформой происходит ослабление ключевых направлений работы, причем, создается устойчивое мнение, что не только как неожиданного эффекта, но и как запланированного результата.

Причем, реформы происходили и «сверху» решением государственной власти, и силами самих ведомства, и «снизу» с использованием процедур общественного обсуждения и общественного мнения.

Реформы «сверху», продиктованные исключительно видением доминирующих аппаратных групп, не обеспечили, да и не могли обеспечить безупречную работоспособность частей и в целом правоохранительной системы. Они осуществлялись по законам управления для создания вертикали путем «оптимизации» схем управления, сокращения штатов и затрат, создания конкурентных госструктур, уничтожения неугодных структур, смены руководителей, изменения названий и полномочий ведомств и т.д.

Реформа силами ведомств проводится каждым новым руководителем «под себя» и практически никогда не оправдывала себя. Классический результат – вместо сокращения штатов получали резкий рост численности сотрудников, как вариант сокращение действительно «рабочих» должностей при сохранении личного состава обеспечивающих подразделений. А последняя самореформа МВД привели к еще одному итогу – органы наконец-то избавились от нонконформистов (так сейчас понимается «чистота рядов»).

Реформы идущие «от общества» и «оценки граждан» были более жертвенны. Произошла ликвидация или смягчение жесткости некоторых функций, показательное усиление наказания сотрудников за нарушения дисциплины и закона и т.д. Один из знаковых реформ снизу – популизм. Во-первых, это выразилось в процедуре общественного обсуждения. Во-вторых, в изменениях в законе «О полиции». Так, на основании закона в МВД созданы Общественные советы, которые призваны обеспечить согласование общественно значимых интересов граждан, органов власти всех уровней, общественных объединений, правозащитных, религиозных и иных организаций, в том числе профессиональных объединений предпринимателей, для решения наиболее важных вопросов деятельности полиции. Например, в Общественный совет при МВД России входит 37 человек: известные общественные деятели, представители науки, образования и здравоохранения, средств массовой информации, религиозных конфессий. Сегодня в общественные советы входит 14 639 человек, в т.ч.: на окружном – 166, на межрегиональном – 141, на региональном – 1776, на районном уровне – 12 556 человек.

Огромная сила! Но и это не помогает, никак не повышая эффективности деятельности органов внутренних дел.

В завершение всего, недавно «исправление ошибок» взяло на себя либеральное политическое крыло, ориентированное на западные установки (реформа «с боку» или «под ребро»?). Подготовлен еще более радикальный способ реформирования, завершающий череду многолетнего перформанса многострадального ведомства логичным финалом – предложением ликвидировать МВД. В первую очередь предлагается полностью ликвидировать подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции («для создания благоприятного инвестиционного климата» – хочется спросить: в отношении криминальных денег со всего мира?). Может быть, озвучивший проект А.Л.Кудрин озвучит и то, какие последствия нас ждут от его варианта реформы? Хочется также знать, готов ли он ответить за результат? Иди дать гарантии хотя бы на одном направлении? И как это стыкуется с политикой руководства страны?

Например, недавно Президент страны В.В.Путин подписал Указ о создании Министерства ЖКХ и строительства. Всем понятно, что это – не от хорошей жизни. Во-первых, ЖКХ – важнейший компонент системы жизнеобеспечения, а во-вторых – сбои в системе ЖКХ и преступления в этой сфере имеют ярко выраженную социально-политическую окраску. Поскольку затраты компаний от присвоений, коррупционных действий, растрат, мошеннических действий списываются за счет потребителей посредством увеличения тарифов на услуги. Только в 2011 году органами внутренних дел возбуждены и расследовались более 2,2 тыс. преступлений, совершенных в сфере ЖКХ. Лишь по одному уголовному делу возбужденному в отношении руководителей одного из ГУПов и Государственного бюджетного учреждения в Москве, которые незаконно применяли повышающие коэффициенты при оплате населением жилищно-коммунальных услуг, размер ущерба, причиненного собственникам жилья, превысил 116 млн. рублей. Понятно, что такие обсчеты не могут не раздражать население. И есть силы, пользующиеся готовым раздражителем. Так, анализ протестных акций показывает, что для дестабилизации социально-политической обстановки оппозиция все чаще использует острейшие проблемы как рычаги влияния на политическую систему. По оценкам экспертного сообщества, это может сильно сказаться на лояльности к власти населения, как минимум, к усилению позиции молчаливого нейтралитета, а как максимум – к активному участию в протестных акциях оппозиции.

В контексте всего лишь рассматриваемой проблемы возникает вопрос: есть ли место подразделениям экономической безопасности и борьбы с коррупцией в МВД России? Есть ли у них задачи в защите интересов личности, общества и государства? Совершенно ясно, что ответ подразумевает обязательное наличие подразделений ЭБиПК. Ликвидация структуры защиты экономической безопасности даже всего лишь в сфере ЖКХ чревато серьезными поражениями всего общества и политической власти. Другое дело, что уровень подготовки специалистов и система организации деятельности должны соответствовать задаче.

Пока же социологическая статистика оценки реформы министерства, которая проводилась рядом специализированных организаций, вынуждает признать провал очередных новаций. Признает это и руководство ведомства, которое пообещало «исправить ошибки». Гражданам страны приходится согласиться с самооценкой руководителя ведомства, поскольку объективные показатели также говорят в пользу негативных оценок. Вот некоторые знаковые примеры. События в Бирюлево и другие подобные угрозы МВД, оказывается, способно пресечь лишь обеспечив многократное численное превосходство (должно быть наоборот!). Преступления, совершаемые сотрудниками все еще пугающе часты и постыдно тяжелы. Примеры можно продолжить. Закономерен вопрос – нужно ли такое МВД? Такое МВД действительно не особо нужно. Можно и без него обойтись и не надо переживать о ликвидации такого МВД. Но при этом, нужно очень сильно бояться последствий отсутствия МВД как ведомства вообще, которые будут просто плачевны.

На наш взгляд причина провалов одна – отсутствие комплексной аналитической и экспертной поддержки реформ МВД. При всем различии источников, целей и характера реформ МВД (как и всей правоохранительной системы) они сходны в одном – в полном отсутствии комплексных научно-аналитических оценок их последствий, отсутствии локальных экспериментов, непросчитанными широкомасштабными решениями, чаще всего приводящими к очередным сбоям в деятельности и управлении либо производящими «холостой выстрел». Ни одна прошедшая реформа не проходила по пути анализа и научного расчета для обеспечения повышения эффективности выполнения основных задач (задачей МВД и всей правоохранительной системы являлась и является прямая ответственность за общественную безопасность, снижение уровня преступности в стране, эффективное пресечение противоправной деятельности и безусловное осуществление справедливого наказания).

Строительство правоохранительных органов ни разу не подразумевало даже выверенности в целеполагании. При этом отсутствие цели закономерно приводит к тому, что и структурные изменения при реформировании носят зачастую алогичный характер, а чехарду организационных построений, множественные процедуры вывода и ввода за «штат» сотрудников уже даже неприлично обсуждать.

Приведем пример. В законе «О полиции» прямо ничего не говорится об обеспечении экономической безопасности – то есть безопасность страны, общества, граждан в этой (наиболее криминализированной) сфере жизнедеятельности общества не поставлена как цель. Закономерно, что в итоге реформ произошло ослабление организационных построений подразделений ЭБиПК. В итоге следует признать, что на сегодня подразделения ЭБиПК МВД РФ достойны критики – они не способны обеспечить должной защиты безопасности хозяйствующих субъектов, недостаточно защищены национальные экономические интересы страны от преступных посягательств.

Опять же, примеры можно продолжать сколь угодно долго. Однако российскому Человеку, Обществу и Государству нужна другая история. Мы ее вполне заслуживаем. Поэтому по-человечески хочется увидеть хоть немного здравомыслия в затеваемых и проводимых реформах.

К искомому позитиву может привести лишь научно обеспеченная концепция реформирования, построенная на исследованиях, научных разработках, экспертно-аналитической деятельности. Так делается в цивилизованных государствах, так делалось в прошлом в нашей стране. Сейчас этот компонент, фактически устранен из сферы разработки и принятия государственных управленческих решений в отношении реформирования правоохранительной системы. Как следствие, все действия носят исключительно хаотический характер, а порой – откровенно технологический, в котором шаг за шагом намеренно снижается эффективность деятельности правоохранительного ведомства (на вопрос к радикальным либералам – ведают ли они, что творят, предлагая ликвидировать МВД, ответим – ведают!).

Что же делать, чтобы не получалось «как всегда»? Как должны вырабатываться решения с точки зрения повышения эффективности функционирования и развития объекта, защиты его от угроз? Это возможно лишь на основе комплексных научных исследований и эффективной экспертной и информационно-аналитической работы, наличии уполномоченных структур в органах управления и механизмов обеспечения взаимосвязи управленческих решений с такими структурами.

Информационно-аналитическая деятельность (далее ИАД) должна выступить как совокупность прикладных направлений научных исследований междисциплинарного типа. ИАД – специфическая научная деятельность прикладного характера, ориентированная на получение объективно-истинного знания о тех или иных конкретных объектах с ориентацией на конкретную задачу с целью вовлечения полученного знания в процесс принятия управленческих решений. Характер аналитических исследований сильно зависит как от цели, так и от множества других обстоятельств, вплоть до того, на какой стадии принятия решения привлекаются аналитические разработки.

Самое время уточнить понимание аналитики исследований аналитического характера и структур и выполняющих аналитические задачи.

Аналитическое исследование – это связанная совокупность процедур по формированию достоверного, целостного и объективного знания о конкретном объекте в его динамике, включающее в себя сбор и оценку информации (на основе знания источников информации, структуры информационных потоков и полей), целеобусловленное осуществление анализа конкретного объекта, осуществление оценок, синтез полученной информации об объекте (выход на понимание целостности), получение достоверного объективного и нового знания, включение понимания в иные информационные контексты, разработку прогноза (динамики воздействия различных факторов на объект), определение вариантов (сценариев) динамики, разработка механизмов и технологий по воздействию на различные (внутренние и внешние) факторы и выработку рекомендаций, формирование итогового материала и доведению разработанных механизмов и технологий до субъектов (в том числе направление его в органы управления, предоставление лицам, принимающим решения), а также контролю за процессом воздействия со стороны субъектов на эти факторы, разработке механизмов корректировки воздействий со стороны подключенных субъектов.

Причем, реализация аналитических и экспертных задач – дело профессионального сообщества, поскольку экспертиза существует лишь как система, опирающаяся на комплексный научно обоснованный подход. Усложнение объектов управления в нашу эпоху требует усложнения и повышения интеллектуального потенциала подсистем управления, в особенности государственного управления на всех уровнях. Поэтому в передовых государствах существуют тысячи аналитических и экспертных структур, деятельность которых – важнейшее слагаемое эффективного управления, роста конкурентоспособности, обеспечения безопасности своих систем и нейтрализации угроз. Страна тем сильнее, чем больше и работоспособней экспертное сообщество. Примеры США и Китая, имеющих на сегодня самые большие экспертные системы. Эта ситуация еще более обостряется постепенным переходом мирового сообщества на 6-й технологический уровень, постановку новых задач, новых средств и способов их решения, новых направлений конкуренции – как в системах управления, так и в системах осуществления действий по развитию, реализации собственных интересов, в том числе агрессивным действиям в отношении стран-конкурентов. Более того, многие аналитические ресурсы в сфере управления (в том числе правоохранительной сфере и безопасности) «заточены» под профилактику, предназначены реализовать давно известную истину – легче предупредить, чем «тушить пожар». Может быть пора перейти к современным методам управления и реформирования, т.к. мировые события показывают, что внутренние «пожары» в разных странах, к сожалению, становятся все жарче и разрушительнее.

Артур Гильмутдинов, кандидат юридических наук

Александр Доронин, кандидат экономических наук, доцент

Александр Селиванов, доктор философских наук, профессор

Источник: www.lawinrussia.ru/node/291562

3 комментария

avatar
Актуальная статья. К сожалению МВД далека от серьезной аналитической работы, на мой взгляд именно по причине устройства самой системы — она работает по факту совершения преступления, а не на пресечение, Если бы работала на пресечение, то и нужны были бы серьезные аналитические инструменты, а то что сейчас… аналитика нафиг не нужна.
avatar
видел достаточно хороших аналитических исследований, однако их воплощение в системе МВД все время натыкалось на непонимание руководителей ( а потом и исполнителей) поставленных задач и активного противодействия всяким нововведениям (а зачем оно НАДО, всю жизнь же по другому делали), и откровенная ЛЕНЬ
avatar
мне кажется это в любой госструктуре
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.