2 Oct 11:05 avatar

Знание массового поражения

На протяжении всей истории человечества война неизменно ассоциировалась с разрушением и уничтожением материальных объектов, системы государственного управления, человеческих жизней. Масштабы, изощренность, способы ее ведения приобретали все больший размах. Последствия – как в материальном, так и в гуманитарном плане – оказывались с каждым разом тяжелее. Однако в последние годы сущность войны стала меняться. Появились новые инструменты воздействия на противостоящую сторону.

Сегодня речь уже не идет о грубом изменении окружающего мира. Война нацелена не на материю и плоть, а на то, что не имеет однозначной трактовки. Материалисты называют это разумом, идеалисты – душой. Конечно, подобного рода воздействие на противника существовало всегда. Отсутствовали технические средства, способные сделать его массированным. Единственным носителем такого инструмента войны был человек – оратор, агитатор, проповедник, пастырь. Но человеческие возможности весьма ограниченны. Развитие цивилизации привело к тому, что в ХХ веке этот инструментарий стал стремительно расширяться. Сначала это были листовки, газеты, затем – громкоговорители, радио, телевидение. Все радикально изменилось с появлением средств глобальной коммуникации – Интернета и мобильной связи.

Конструкторы новой реальности


Возможность влезть в разум или души людей теперь ограничивается только числом пользователей Интернета и средств массовой информации, а также владельцев мобильных телефонов. Эти возможности показались потенциальным агрессорам более привлекательными: нет разрушения материальных ценностей, ради которых и затеваются войны, не надо тратиться на подготовку и их ведение, нет потерь своей живой силы да и боевые действия ведутся с собственной территории.

Коллаж Андрея Седых

Формы и способы агрессии быстро модифицируются. В Югославии информационная война велась в целях внедрения в сознание людей обоснованности, допустимости и оправданности совершаемых действий, по большей части преступных. В Северной Африке основными целями являлся запуск двигателей гражданской войны в обществе, создание хаоса, а для Ливии – и деградации государственности. Слишком смело покушался Муамар Каддафи на авторитет доллара как мировой валюты.

Похоже, на Украине была предпринята попытка реализации более совершенных форм информационной войны, преследующей цель смены власти за счет изменения массового сознания общества («Украина – цэ Европа!») и точечного силового воздействия на властные структуры с целью их переформатирования («Януковича – геть!»). Но западные «полководцы» не смогли сформировать реализуемую, устойчивую модель, и украинская драма пошла по североафриканскому сценарию. Не будем останавливаться на политических и социально-экономических прогнозах такого развития событий, это дело специалистов. В преддверии окончания разработки новой Государственной программы вооружения важно определить влияние такого рода войн на военно-техническую политику нашего государства. То есть понять, насколько мы осознаем опасность и самое главное – способны ли техническими средствами адекватно реагировать на стремительное развитие событий.

Итак, насколько существующая система вооружения адекватна характеру войн информационной эпохи и какие направления модернизации соответствуют вызовам времени?

К сожалению, сколько-нибудь признанной модели информационной войны не существует. Есть мнения отдельных специалистов и экспертных групп, но при этом даже формируемые ими структурные схемы значительно отличаются друг от друга. В итоге к информационной войне относят и радиоэлектронную борьбу или противодействие (РЭБ или РЭП), и кибервойну, и агитационно-пропагандистскую работу, и т. п. Но если, например, РЭБ (РЭП) в силу длительности времени осуществления, наличия устоявшихся понятий, научных школ, технических способов конструирования и приемов ведения можно структурировать и определить перспективы, с той же кибервойной дело обстоит куда сложнее.

Технологии превосходства


Рассмотрим только те новшества информационной войны, которых не было в прошлом. Тогда решаемые в ней задачи (компоненты проблемы) будут выглядеть следующим образом:
  • широкомасштабное информационное воздействие на население и вооруженные силы противника;
  • разрушение (нарушение целостности) специального программного обеспечения автоматизированных систем управления различного масштаба и назначения путем активации «закладок»;
  • разрушение (нарушение целостности) специального и общего программного обеспечения вредоносными программами;
  • нарушение функционирования электронных систем через активацию конструктивных элементов.

Какими способами и средствами могут быть решены последние три задачи, более или менее понятно. С первой же, предполагающей воздействие на разум (или душу), не все однозначно. Но и здесь начинают появляться технические приемы и средства. Представление о них может дать содержание «Программы-2015» Агентства передовых оборонных исследовательских проектов США (DARPA).

Декларируемой целью его деятельности является сохранение технологического превосходства вооруженных сил США, предотвращение внезапного появления новых технических средств борьбы, поддержка прорывных исследований, внедрение достижений фундаментальной науки в военной сфере.

Структуру агентства в настоящее время составляют семь основных подразделений:
  • адаптивного управления – то есть исследований в области построения адаптивных платформ и архитектур, включая универсальные программные платформы, модульные аппаратные средства, многофункциональные информационные системы и средства разработки и проектирования;
  • оборонных исследований, сосредоточенных в области фундаментальной физики, технологий и приборов на новых физических принципах, энергетики, новых материалов и биотехнологий, прикладной и вычислительной математики, медико-биологических средств защиты, биомедицины;
  • инноваций в информационных технологиях, связанных с системами мониторинга и управления, высокопроизводительными вычислениями, интеллектуальным анализом данных, распознаванием образов, когнитивным машинным переводом;
  • микросистемных технологий, включающих электронику, фотонику, перспективную архитектуру интегрированных микросхем и алгоритмов распределенного хранения данных;
  • стратегических технологий, объединяющих системы связи, средства защиты информационных сетей, радиоэлектронной борьбы и обнаружения замаскированных целей, энергосбережение и альтернативные источники энергии;
  • тактических технологий, поддерживающих высокоточные комплексы, лазерное оружие, беспилотные средства на базе воздушных, орбитальных, наземных и морских платформ, перспективные космические системы мониторинга и управления;
  • биологических технологий, сориентированных на исследования в области медицинской инженерии, включая синтетическую и метаболическую, генной терапии, прикладных отраслях нейронаук.

Средства обеспечения


Открытая часть «Программы-2015» Агентства передовых оборонных исследовательских проектов США содержит направления (они также названы программами), которые свидетельствуют о значительном внимании американцев к созданию технических и программных средств, обеспечивающих ведение информационной войны. В их числе можно назвать нижеследующие.

Знание массового поражения


Программа Social Media in Strategic Communication (SMISC) («Социальные медиа в стратегической коммуникации») направлена на разработку алгоритмов выявления и отслеживания формирования, развития, распространения идей и понятий (мемов) в социальных сетях, что позволит в дальнейшем самостоятельно и умышленно инициировать пропагандистские кампании в зависимости от задач, региона и интересов США. Среди заявленных целей – распространение дезинформации, распознавание структур пропагандистских кампаний и операций влияния на сайтах и в сообществах социальных медиа, идентификация участников и их намерений, измерение эффекта кампаний влияния, противодействие враждебным кампаниям с помощью контрсообщений.

Программа Anomaly Detection at Multiple Scales (ADAMS) связана с разработкой приложений, предназначенных для выявления аномальных процессов, происходящих в обществе, наблюдения за неадекватным поведением отдельных индивидуумов и групп людей.

Программа Mission-oriented Resilient Clouds – MRC («Защищенная облачная инфраструктура») должна обеспечить индивидуальную безопасность серверных узлов в облаке и продолжать устойчивую работу в ситуации, когда ее части подвержены кибер- или физическим атакам и выведены из строя, а ключевые узлы вследствие побочных эффектов функционируют со сбоями.

Программа Logan призвана дать Минобороны США расширенные возможности проведения компьютерных атак. Разработанные технические средства позволят разрушать и ослаблять информационные системы и сетевые операции противника. Особый интерес представляют технические средства, способные преодолевать меры противодействия.

Программа Active Cyber Defense – ACD (превентивной кибератаки) нацелена на создание технических средств, которые при обнаружении подозрительной активности в реальном времени активируют средства дезинформации нападающих и инициируют превентивные защитные действия по атакующей компьютерной сети.

Программа Active-Reactive Cyber Systems – ARCS («Активно-реактив-ные кибернетические системы») предусматривает разработку технологий, позволяющих узлам, системам и сетям активно распознавать угрозы и динамически реагировать на кибератаки.

Программа Insight предполагает создание автоматизированной системы помощи аналитикам путем комплексирования датчиков различных платформ и источников, в частности за счет разработки системы эксплуатации и управления ресурсами нового поколения. Сегодня военнослужащие и аналитики служб обеспечения США не справляются с анализом огромных объемов информации. Поступающий непрерывный поток данных от космических, воздушных и наземных сенсорных платформ обеспечивает детальное представление о поле боя. Однако многие из этих источников не могут легко обмениваться или сопоставлять такую информацию, как, например, видео- и радиолокационные данные. Недостатки современных платформ и систем проявляются и в отсутствии автоматизированных средств интерпретации, редактирования и предоставления потоков данных в удобной для восприятия форме. Жизненно важная информация часто теряется или вовсе не учитывается из-за большого входящего потока. Отсутствие комплексных инструментов человеко-машинного интеллекта ограничивает возможности операторов, затрудняет разбор и понимание сложных данных.

Программа Battlefield Evidence (доказательства агрессии) предусматривает создание технологий поиска и сопоставления разнообразных типов неструктурированной информации, включая медиаматериалы, для получения необходимых доказательств действий злоумышленников. Планируется развить, объединить и расширить программы поиска по тексту, речи и видео для представления в виде пространственно-временной информации. Предполагается, что разработанные методы позволят аналитикам эффективно выявлять подозрительные действия, неочевидные отношения и другие зацепки для последующих оперативных мероприятий.

Резонанс победы


Названными программами усилия американских специалистов в создании инструментария воздействия на человеческий разум, управления действиями групп людей и социума в целом не ограничиваются. Известный американский философ Элвин Тоффлер, считая, что нас ждет глобальная битва за власть, утверждал: причиной будут не насилие, не деньги, а знание. Похоже, руководители DARPA это очень хорошо понимают. Информация на самом деле может стать и уже становится средством давления и господства. Современные политтехнологи, вооруженные средствами информатики, могут активно формировать общественное мнение, манипулировать сознанием. Судя по активности в данной области, аналитики США предполагают, что господство информационных технологий способно решительно изменить всю социальную жизнь.

Уинстон Черчилль как-то сказал: «Империи будущего – это империи интеллекта». Возможно, он имел в виду господство разума, отсутствие вражды, объединение наций на основе справедливости. Однако сегодня это утверждение материализуется через освоение технологий информационной войны.

Еще одна особенность современных «империй интеллекта» состоит в том, что их устройство от монолитных, иерархически выстроенных и управляемых сверху вниз монополий (неважно, в какой области – политической, экономической, военной) переходит к «мозаичным системам», состоящим из небольших, хорошо организованных, функционально связанных подразделений, которые могут реконфигурироваться в зависимости от цели функционирования. Связи в таких системах и даже набор звеньев являются динамичными величинами. Это и есть переход к сетецентрическому управлению (на самом деле – противостоянию, борьбе, войне) в экономике, технике и других сферах.

Сетевые войны основаны на использовании эффекта резонанса, когда самые разнообразные, не связанные между собой идеологические, общественные, гражданские, экономические, этнологические, миграционные процессы манипулируются внешними операторами для достижения конкретных целей.

Сейчас победить противника может тот, кто в состоянии создать максимально эффективную сеть, в которой обеспечивается наиболее легкий и беспрепятственный обмен информацией, ее преобразование к виду и содержанию, выгодному агрессору. При этом уже не столь важно, соответствует этот информационный поток реальности или модулируется по заранее определенному сценарию. То, что происходило в начале XXI века, доказывает: только по прошествии многих лет люди начинают понимать, что их восприятие текущих событий было ложным, но изменить последствия этого уже невозможно.

Умелое оперирование восприятием событий оказывается не только залогом устойчивости власти, но также важнейшим компонентом силы и богатства. Знание больше не является простым приложением к власти денег и военной мощи, а стало их сущностью. Это объясняет, почему сегодня на всем мировом пространстве все сильнее разгорается битва за контроль над информацией и средствами коммуникации.

Василий Буренок,
президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор технических наук
Опубликовано в выпуске № 23 (541) за 2 июля 2014 года
Источник: www.vpk-news.ru/articles/20871

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.