6 Dec 14:06 avatar

О современном состоянии и перспективах конкурентной разведки в России

В период с 22 по 24 ноября в Московском технологическом университете (МИРЭА) состоялась шестая по счету Российская научная конференция «Интеллектуальные системы в информационном противоборстве», на которой в предшествующие годы сложилась практика обсуждения тематики деловой разведки.
 
Следует отметить, что в нынешнем году тематика деловой разведки оказалась явно в тени информационной и экономической безопасности, обеспечения лояльности персонала и других тем. В большинстве докладов тема конкурентной разведки либо не упоминалась вообще, либо просто констатировалось: есть конкурентная разведка, от которой компания должна быть защищена.
Собственно, это является отражением достаточно интересной ситуации, причины которой требуют анализа:
 
— с одной стороны, обсуждение проблематики конкурентной разведки в нашей стране происходит уже достаточно давно, начиная с начала 1990-х годов; да и в советские годы определенные материалы в печати появлялись, например [1]; в этот период сложилось представление о конкурентной разведке как «систематической и этичной программе по сбору, анализу и управлению информацией о всевозможных участниках конкурентного поля, которая может быть использована компаниями при планировании своей деятельности и принятии управленческих решений» [2]; за истекший период обсуждение тематики шло достаточно активно, высказывались об этом, в том числе и высокопоставленные государственные деятели; в ряде ВУЗов читаются курсы «Основы деловой разведки» и подобные; в сети Internet работаю тематические сайты; то есть недостатка информации о конкурентной разведке, как виде деятельности, нет;
 
— с другой стороны, следует признать, что корпоративные системы негосударственной экономической разведки особого распространения не получили, например, в работе [3] приводятся данные о доле хозяйствующих субъектов, использующих данные конкурентной разведки:
  • Япония – 97%;
  • США – 80%;

  • Великобритания – 75%;
  • Германия – 70%;
  • Казахстан – 21% (по данным [4]);
  • Россия – 7%.

Приведенные данные, конечно, вызывают вопросы. Даже в США и Японии значительную долю в структуре экономики занимают отрасли, работающие на удовлетворение внутреннего спроса: малые сельскохозяйственные предприятия, предприятия бытового обслуживания населения, управления ЖКХ, которые вряд ли имеют развитые КР-службы, поэтому данные по западным странам и Японии кажутся завышенными.
 
С другой стороны, любой бизнесмен в любой стране работает с рыночной информацией, результаты социологических опросов во многом зависят от его субъективного мнения: является ли выполняемая бизнесменом аналитическая работа конкурентной разведкой или нет.
 
Но в целом, и приведенные данные, и данные других источников свидетельствуют о качественной разнице в распространении конкурентной разведки у нас и в западных странах.
 
По мнению автора, сравнительно слабому распространению систем негосударственной экономической разведки в России есть ряд причин.
 
Первое. Большинство авторов в словосочетании «конкурентная разведка» делают акцент на втором слове, незаслуженно забывая первое. Конкурентная разведка – это инструмент конкурентной борьбы, и в отсутствии конкуренции этот вид деятельности особого смысла не имеет.
 
В структуре российской экономики же велика доля государства (до 70% [5]), значительное место занимают естественные монополии (например, ПАО «Газпром», ОАО «РЖД»), вообще не имеющие конкурентов. В ряде отраслей, которые в 1990-е годы были искусственно организационно разделены (нефтепереработка, электрогенерация) конкуренция имеет формальный характер: региональные рынки фактически поделены между формально конкурирующими компаниями. Часть рынков, доступных для малого и среднего предпринимательства, является консолидированными закупками естественных монополий и крупных промышленных компаний. Несмотря на предпринимаемые государством меры по повышению открытости этих рынков (требования по соответствию проводимых тендеров законодательству о госзакупках, установление доли заказов, выполняемых предприятиями малого бизнеса и т.д.), в большинстве случаев ситуация на них слабо напоминает состояние совершенной конкуренции. Значительную роль имеет лоббистский ресурс тех или иных участников рынков.
 
Также, следует отметить, что для повышения конкурентности тех или иных рынков необходим некоторый избыток предложения над спросом: чтобы продукция одной компании технически могла быть замещена продукцией другой компании, предлагающей более выгодные условия. А в России, по сообщениям СМИ, многие промышленные предприятия (в частности, большинство сохранивших потенциал предприятий машиностроения) работают практически на пределе производственных возможностей, и озабочены не проникновением на новые рынки (для чего применим, в том числе и инструментарий конкурентной разведки), а выполнением уже полученных заказов (часто на два – три года вперед). Повышение производственного потенциала реального сектора экономики требует огромных инвестиций, источников которых в настоящее время не просматривается.
 
Второе. В структуре экспорта России [6] преобладают сырьевые товары:
— минеральные продукты (в том числе, нефть и газ) – 63%;
— металлы – 10%;
— древесина – 3% и другое.
Особенностью поставок сырьевых товаров является широкое распространение долгосрочных контрактов (например, поставки по трубопроводам природного газа), или применение инструментов биржевой торговли (например, поставки сжиженного газа или танкерной нефти). И в том, и в другом случае, возможности негосударственной конкурентной разведки крайне ограничены: в первом случае заключение крупных контрактов происходит при поддержке государства, во втором – ситуация на бирже является вообще малопрогнозируемой аналитическими методами, а кроме того крайне быстро меняется, не оставляя времени для аналитической проработки принимаемых решений.
 
Можно говорить о том, что относительно благоприятной почвой для применения инструментов конкурентной разведки является экспорт на внешние рынки товаров с высокой добавленной стоимостью, в том числе:
  • машин, оборудования и транспортных средств;
  • продукцией химической промышленности и некоторые другие.


Всего в структуре экспорта эти группы товарной номенклатуры занимают 10 – 12% [6] (или 25 – 30 млрд. долл. в год). Сумма эта должна быть уменьшена на объемы поставок техники военного и специального назначения (поддержка экспорта которых осуществляется государством) и части продукции химической промышленности, которая не является готовой продукцией (и на которую распространяются описанные выше ограничения рынков сырьевых товаров).
В целом, объем экспортных несырьевых сделок, при заключении которых могут быть востребованы услуги конкурентной разведки, можно оценить в 10 – 15 млрд. долл. в год (максимум).
 
Если принять за данность приводимые в ряде источников [7], [8] сведения о финансировании конкурентной разведки транснациональными корпорациями в размере 1 – 1,5% от оборота (Прим. – которые автору представляются завышенными), можно оценить предельную величину рынка услуг конкурентной разведки при совершении этих сделок в 150 – 200 млн. долл. в год.
При этом формы осуществления информационно-аналитической поддержки внешнеторговой деятельности могут быть различными. С целью поддержки экспортеров в 2014 году Правительством РФ утверждена Дорожная карта «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта» [9], одной из целей которой является «развитие ключевых элементов инфраструктуры поддержки экспорта, предоставляющих финансовые, организационные, маркетинговые и информационные услуги экспортерам».
Если анализировать перечень предполагаемых мероприятий (прим. – Раздел 2 «План мероприятий»), то какое-то отношение к информационным и маркетинговым услугам могут иметь пункты 14 – 18 плана, направленные на совершенствование деятельности торговых представительств за рубежом, а также пункт 24 – «формирование сети (корпуса) внешнеторговых консультантов для поддержки российских экспортеров на внешних рынках с привлечением соотечественников, проживающих за рубежом», ответственным за реализацию которого назначено Россотрудничество.
 
Очевидно, что в поддержке экспортеров акцент делается в большей степени на содействии государственных органов, что еще более сужает рынок услуг негосударственной конкурентной разведки.
 
В то же время, неправильно полностью сбрасывать со счетов внутренний рынок: есть целый ряд сфер, где услуги конкурентной разведки могут быть востребованы.
 
В целом, объем рынка услуг негосударственной конкурентной разведки (на условиях аутсорсинга) автор считает правильным оценить в 50 – 100 млн. долл. в год.
 
Что, с одной стороны, немало, но ни в какое сравнение не идет с объемом рынка в США – 45 млрд. долл. в год (прим. – только объем услуг, оказываемых государственным учреждениям) [10] и на порядок меньше оборота только одной американской KrollInc. – более 1 млрд. долл. в год (2007) [11].
 
Третье. Небольшая величина рынка приводит к тому, что в России услуги по конкурентной разведке на условиях аутсорсинга оказывают, в основном, небольшие фирмы. Естественно, что по своим возможностям они не могут конкурировать с крупными западными компаниями аналогичного профиля (например, уже упоминавшаяся американская KrollInc. имеет 50 офисов в 30 странах мира, более 2000 сотрудников, реализовала с 1972 года более 500 тыс. проектов [12]).
 
Возникает своего рода «замкнутый круг»: незначительный объем рынка не дает возможности развития компаний-участников, а незначительные возможности рыночных игроков препятствуют развитию рынка.
 
Развитие рынка конкурентной разведки, по мнению автора, сдерживается еще рядом обстоятельств, к которым смело можно отнести неэффективное (а скорее, отсутствие) PRи GR-сопровождения развития отрасли.
 
Говоря о проблемах развития отрасли, многие эксперты говорят о необходимость более тесного участия государства. Часто говорят о необходимости изменения законодательства, по поводу которого единого мнения в экспертном сообществе нет. При этом органы власти о существовании такого вида бизнеса как конкурентная разведка и его перспективах имеют весьма смутное представление. И в этой ситуации никто кроме самих отраслевых экспертов сформулировать обоснованные предложения по совершенствованию законодательства не сможет.
 
Сюда же можно отнести и такие мнения о проблемах отрасли, высказанные экспертами, как: «Представители отечественного бизнеса слабо понимают необходимость информационно-аналитического обеспечения», «не знаю о существовании такого рода услуг» и т.д. PR-сопровождение должно являться одной из важнейших частей комплекса мер по развитию рынка услуг конкурентной разведки в России.
 
Еще одна проблема, вытекающая из предыдущей, состоит в том, что заниматься популяризацией услуг бизнес-разведки собственно и некому.
 
В промышленно развитых странах существуют саморегулируемые организации бизнес-разведки. Например, американская SCIP (Strategic and Competentive Intelligence Professionals – Международное общество профессионалов конкурентной разведки) насчитывает несколько тысяч членов, как корпоративных, так и частных [2].
 
Аналогичные структуры есть во Франции, Канаде, Китае.
 
Отсутствие эффективной саморегулируемой организации, которая бы занималась популяризацией бизнес-разведки в России, взаимодействовала бы с органами власти, способствовала бы выработке законодательных норм, направленных на регулирование отрасли, является одним из основных факторов, сдерживающих развитие отрасли.
 
Следует также упомянуть небольшое количество компаний, способных оказывать квалифицированные услуги в области конкурентной разведки. Одной из причин этого является, по мнению ряда экспертов, недостаток квалифицированных кадров.
Ситуация с кадрами также является неоднозначной. С одной стороны, в ряде ВУЗов читаются курсы «Основы деловой разведки» и подобные; в сети Интернет нет недостатка в предложениях о краткосрочном (как правило) обучении в области конкурентной разведки; немало всевозможных тренингов, семинаров и т.д.
 
С другой стороны, анализ программ указанных мероприятий показывает, что они, чаще всего, составляются в соответствии с субъективными представлениями  организаторов мероприятий о содержании понятия «конкурентная разведка» и применяемых методах, а не на основании какой-либо единой методической базы.
 
В этой связи и качество обучения может значительно варьироваться.
 
Поэтому одной из первоочередных задач институтов СРО в отрасли должно быть формулирование единого представления, кто такой «бизнес-разведчик», какие к его подготовке должны предъявляться требования, какими он должен обладать профессиональными компетенциями, и соответственно, требований к содержанию учебных программ в области конкурентной разведки.
 
В целом, развитие и перспективы российской отрасли конкурентной разведки можно сформулировать следующими основными выводами:
  1. Уровень развития рынка услуг в области конкурентной разведки в России не соответствует стратегическим задачам экономического развития России, связанным с изменением структуры экономики и увеличением объемов несырьевого экспорта.
  2. «Внутренний рынок» услуг в области конкурентной разведки имеет относительно слабые перспективы развития по причинам общеэкономического характера. Наиболее перспективное направление развития отрасли – информационно-аналитическая поддержка экспорта готовой продукции на внешние рынки.

  3. Перспективным также является реализация на базе структур, оказывающих услуги в области конкурентной разведки, проектов гуманитарной и социально-политической направленности за рубежом. По сути, такие структуры могут стать важным компонентом «мягкой силы» России в зарубежье.
  4. Одной из основных проблем развития отрасли является несовершенство (а скорее, отсутствие) эффективных институтов саморегулирования. Назрела необходимость объединения интеллектуальных и организационных возможностей работающих на рынке структур и отдельных экспертов для совместного решения общеотраслевых проблем.

 

Литература:


  1. Гасанов Р.М Промышленный шпионаж на службе монополий. Москва, Международные отношения, 1986.
  2. Материалы www.scip.org/

  3. Магомедова Д.М. Формирование и функционирование конкурентной разведки в маркетинговой среде. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Екатеринбург, 2012.
  4. Итоги опроса русскоязычной аудитории сайта Spy.kz.
  5. По данным Министерства антимонопольной политики РФ.
  6. По данным сайта провэд.рф.
  7. Доронин А.И. Бизнес-разведка. Москва, Издательство «Ось-89», 2002. – 288 с.
  8. Судоплатов А.П., Лекарев С.В. Безопасность предпринимательской деятельности. Москва, ОЛМА-ПРЕСС, 2001. – 382 с.
  9. Дорожная карта «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта» (утв. РаспоряжениемПравительстваРФ № 259-рот 25.02.14).
  10. Tim Shorrock – Spies for Hire: The Secret World of Intelligence Outsourcing (2008).
  11. Revenue. Marsh & McLennan Companies, Inc., February 12, 2008. «MMC Reports Fourth Quarter 2007 Results.»
  12. Материалысайтаwww.kroll.com.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.