Подготовка специалистов для конкурентной разведки: проблемы и перспективы

«Конкурентная разведка — это наука, хватит называть ее ремеслом.»

А.И. Доронин (из выступления на круглом столе «Конкурентная разведка и промышленный шпионаж: этика использования методов и средств», 26.09.2001)

Интерес к конкурентной разведке как системе информационно-аналитического обеспечения решений в деловой среде сегодня огромен. Неудивительно, что спрос на специалистов в этой сфере растет очень быстро. Такая неудовлетворенная потребность — явление сравнительно недавнее.

Дело в том, что еще до 1999 года сложно было представить себе, что вакансии специалистов по конкурентной разведке (как бы они ни назывались на конкретном предприятии: сотрудники службы безопасности, экономисты, маркетологи, аналитики…) заполнить будет сложно. Однако это так. Именно поэтому большой интерес вызвал круглый стол, посвященный проблемам подготовки работников в этой области, проведенный ОАО «Русским информационным пространством-М» и ЗАО «Специальной информационной службой» (СИнС) в рамках VII Международного форума «Технологии безопасности» в феврале 2002 года в Москве.

Где учиться

В чем причина такого острого дефицита специалистов и что делается в этой сфере в России? Как остроумно отметил на круглом столе В.С. Абрамов (НИИ стратегии универсального развития при Президенте РФ), «в сфере безопасности бизнеса мы прошли три этапа. Первый этап — готовили человека с ружьем, охранника. Второй этап — человек за спиной, телохранитель. Третий этап — подготовка информационно-аналитических работников, или тех самых сотрудников, которые занимаются деловой разведкой и контрразведкой».

На первых двух а этапах, продолжавшиеся приблизительно до 1998 года, подготовка осуществлялась силами специалистов, «выброшенных» перестройкой из спецслужб. Если на первом этапе лидировали бывшие сотрудники 9-го Управления КГБ, отвечавшие за личную охрану руководителей, то уже в 1994-95 годах многие предприятия стали создавать настоящие службы безопасности, укомплектованные бывшими сотрудниками МВД и, в меньшей степени, разведчиками и контрразведчиками. По данным В.А. Демина, в 1997 году в 10,5 тыс. зарегистрированных охранных предприятиях и СБ работало 148,5 тыс. лицензированных сотрудников, из которых приблизительно 35 тыс. были выходцами из МВД, почти 15 тыс. — из органов госбезопасности, около 1,5 тыс. — с опытом работы в прокуратуре, судах и других правоохранительных органах.

После августовского кризиса 1998 года многие писали о том, что перспективы трудоустройства для бывших «силовиков» уменьшаются. Однако опыт показал, что это не так. Регулярно высвобождаются уходяит на пенсию сотрудники таких структур, часть их идет в бизнес, но их не хватает Соответственно, все острее стоит вопрос подготовки и переподготовки кадров для нужд обеспечения безопасности предприятий.

Сейчас в России лишь несколько учебных заведений осуществляют подготовку и переподготовку специалистов в области безопасности бизнеса (составной частью которого является конкурентная разведка). Дисциплины специализации в них читают бывшие сотрудники ФСБ (КГБ), ГРУ, ФАПСИ, МВД. Например, в РГГУ основное внимание уделяется защите информации — там существуют факультет защиты информации, созданный в 1985 году, и центр переподготовки специалистов на его основе. Студентов ориентируют на работу в структурах, связанных с хранением и обработкой больших массивов информации (банки, биржи, торговые дома, сети передачи данных, электронные архивы). Судя по темам курсовых работ, вывешенным на сайте факультета, большое место в учебном процессе занимают также психология и специфика работы с кадрами («Признаки сотрудника, работающего на конкурента», «Социальный конфликт как одна из угроз информационной безопасности фирмы» и т.д.).

Более десяти лет существует Центр организации подготовки и переподготовки специалистов при Российском университете дружбы народов, где основное внимание уделяется экономической безопасности компании, документоведению и защите конфиденциальной информации, защите коммерческой тайны, обеспечению личной безопасности.

Институт безопасности бизнеса на правах факультета в составе Московского энергетического института специализируется на подготовке и переподготовке экономистов и управленцев со специальными знаниями (информационно-аналитическое обеспечение предпринимательской деятельности, исследование экономической устойчивости и финансовой состоятельности субъектов, управления предпринимательскими рисками, специальное управление персоналом). Специфику факультета составляют преподавание основ безопасности банковской деятельности, таможенной безопасности, финансовой безопасности при работе с пластиковыми картами, сильный курс по разработке комплексной системы безопасности фирмы, готовящийся курс по криптографии.

Кроме этого, курсы по обеспечению безопасности бизнеса читаются в ряде других вузов. Например, программа по дисциплине «Экономическая и информационная безопасность» подготовлена одним из самых известных специалистов в данной области А.И. Дорониным для кафедры автоматизированных и управляющих систем экономического факультета Тульского государственного университета. В этом году открывается Академия национальной обороны, безопасности и правопорядка, которая будет специализироваться на переподготовке специалистов, уже имеющих высшее образование.

Обучение в подобных учебных заведениях стоит обычно не менее $1000 в год. Вступительные экзамены различаются в зависимости от вуза, но обычно включают тесты или другой экзамен по русскому языку и письменный или устный экзамен по математике. Каких-то особенных требований к поступающим, как правило, нет. Основной контингент учащихся — либо бывшие сотрудники силовых структур, проходящие переподготовку, либо студенты старших курсов вузов (как правило, экономических или технических специальностей). Достаточно часто проходят переподготовку и руководители или менеджеры небольших компаний.

Кого учить

На любом предприятии за стратегические решения отвечает всегда очень небольшая группа — как правило, 2-3 человека, часто всего один. Очевидно, что неверный шаг может стоить здесь очень дорого, но при этом объем информации, которую нужно обработать для принятия правильного решения, намного превышает физические возможности руководителей. Кроме того, управленцы обычно не являются профессионалами в информационной области и не владеют многими приемами сбора, обработки и анализа данных.

Поэтому обязанности по сбору и анализу информации возлагаются, как правило, на те отделы (служба безопасности или маркетинговый отдел), частью работы которой является конкурентная разведка и контрразведка. Это, прежде всего, постоянный мониторинг важной для фирмы информации (новости отрасли, деятельность конкурентов, изменения в законодательстве и т.д.), систематизация собранных данных, их анализ, т.е. превращение из сырой информации в сведения, и, наконец, доведение результатов анализа до руководства и других сотрудников.

Какого рода специалисты наилучшим образом справляются с подобными задачами? Однозначного ответа не существует. В своей статье «Нужна ли нам сертификация специалистов по конкурентной разведке?» (CI Certification: Do We Need It?) основатели и ведущие преподаватели одной из известнейших школ конкурентной разведки в США Бен Джилад и Ян Херринг пишут: «Какие умения необходимы специалисту по конкурентной разведке? Мы посвятили немало времени и умственных усилий, чтобы ответить на этот ключевой вопрос… ». Опираясь на свой опыт, авторы приходят к выводу, что «в конкурентной разведке знание отрасли весит больше, чем специальное образование или предыдущий опыт работы».

По мнению Джилада и Херринга, только человек с отличным знанием своей сферы бизнеса способен сделать правильные выводы из разрозненной информации о компаниях-конкурентах («увидеть лес за деревьями») и предложить самое подходящее решение. Только знание своей отрасли позволяет создать широкую сеть контактов для сбора данных и различать среди них важные и неважные. Именно поэтому преподавание конкурентной разведки «с чистого листа», по мнению американских профессионалов, не имеет будущего.

«Выпускник учебного заведения, специализировавшийся на конкурентной разведке, — пишут далее авторы, — не сможет тягаться с опытным менеджером, прослушавшим всего-навсего пару семинаров по разведтеории и практике». Именно поэтому большинство американских компаний предпочитают воспитывать конкурентных разведчиков в своем коллективе, командируя их на тренинги и курсы, нежели нанимать кого-то со стороны.

Почему же ничего подобного мы не наблюдаем в России? В нашей стране складывается обратная ситуация. Крайне редко компании направляют своих сотрудников на переподготовку — во-первых, система коротких семинаров без отрыва от производства у нас фактически нигде не разработана; во-вторых, многие руководители просто не видят в таком обучении нужды. Те же, кто видит, предпочитают брать на работу не молодых квалифицированных специалистов, разбирающихся в экономике, логистике, финансах и умеющих работать с информацией, а бывших силовиков, которые по остроумному выражению одного из участников круглого стола на форуме «Технологии безопасности», «первое время везде ходят со словариком экономических терминов», потому что не понимают, о чем идет речь вокруг.

Причина в том, что бизнес в России, вероятно, больше зависит от отношений с контролирующими и разрешительными инстанциями, силовыми органами и «крышами», чем от действий конкурентов или настроения потребителей. Соответственно, для сотрудника службы безопасности огромную роль играет знание этой среды и правил общения в ней, а также оставшиеся со времен службы в силовых структурах связи и знакомства. В качестве примера приведем историю, которая произошла несколько лет назад с одним белорусским бизнесменом.

Небольшая фирма А занимается поставками мяса из Беларуси в Россию. Поначалу все идет неплохо, однако в 1999 году появляются новые постановления, которые сильно усложняют процедуру оформления. Теперь, чтобы вывезти партию мяса, нужно не только получить сертификат о происхождении товаров, санитарно-гигиенический и ветеринарный сертификаты, но и зарегистрировать экспортный контракт в соответствующем облисполкоме и Минском горисполкоме, а паспорт сделки, до начала исполнения контракта, — в таможенном органе. Все это вместе занимает около месяца, требует множества бумаг, да и риск порчи товара и срыва контракта сильно увеличивается.

В поисках способа упростить и сократить процедуру руководитель фирмы А «выходит» на начальника таможенного поста Х, который предлагает ему воспользоваться одной простой, хотя и незаконной схемой. Суть ее такова: поскольку правила вывоза мяса приняты временно и регулируются не законами, а постановлениями, их не включают в программное обеспечение таможенных компьютеров. Соответственно, оформление таких поставок ведется не в компьютере, а в специальном журнале, что открывает широкие возможности для нарушений. В частности, на один полностью оформленный пакет документов через пост пропускается не одна, а 2-3 партии мяса от разных фирм. На профессиональном сленге это называется «окном». Разумеется, за «окно» нужно платить, но уровень затрат, по сравнению с официальной процедурой, на порядок ниже.

Не без опаски фирма А решает воспользоваться предлагаемой схемой, но все проходит без сучка и без задоринки. Второй раз, третий… Кажется, что найдено идеальное решение. Но через несколько месяцев в кабинете руководителя А раздается примерно такой звонок от начальника таможенного поста Х:

-Слушай, брат, тут такие дела… Короче, прошла информация, что снимают начальника управления… Все, короче, на ушах теперь стоят, так что мы пока всё прикрываем. Сейчас проверки пойдут, шерстить начнут… Так что ты лучше в этот раз не одну машину прогони, а сразу три-четыре. Потому что потом неизвестно, когда опять эта возможность будет. Ну что значит, у тебя денег нет на несколько машин? Займи там, я не знаю, у кого-нибудь, ты же по-любому быстро обернешься. Ну, даже я вот, если хочешь, могу занять… Так что давай-давай, в понедельник крайний срок.

После нескольких телефонных звонков руководителю фирмы А удается собрать нужную сумму, закупить мясо и снарядить не один, как обычно, а три рефрижератора. Однако за несколько километров до границы группу останавливает наряд УБЭП. Груз, следующий без необходимых документов, естественно, арестовывают вместе с машинами. В панике директор А звонит знакомому таможеннику и слышит в ответ:

-Слушай, я сам вообще не знаю, что делать! Кто же знал, что будет проверка! От нас тут ничего не зависит, но я тебе дам один телефон, попробуй позвонить, в принципе там человек может этот вопрос решить…

Руководитель фирмы А даже не догадывается, что все, что с ним случилось, — обыкновенная «подстава». К нему была применена стандартная стратагема под названием «откормить кабанчика», которая заключается в том, чтобы найти замученного налогами и правилами бизнесмена, убедить его принять участие в незаконной схеме, заставить поверить в ее надежность и затем под каким-либо предлогом в очередной раз заставить вложить большую сумму, да еще, желательно, занять эту сумму у самих таможенников, после чего по договоренности с УБЭП организуется «наезд» и арест товара.

Дальше события могут развиваться по-разному. Например, товар продают с аукциона дружественной фирме-посреднику, обычно процентов за 10 от реальной стоимости. Даже если владельцу удастся обжаловать решение, он получает обратно только сумму, вырученную на аукционе. Чтобы избежать потерь, владелец часто соглашается «выкупить» свой груз, но и взятка не гарантирует результата — иногда, уже получив деньги, товар под любым предлогом не возвращают («приехала неожиданно проверка и забрала твое дело, прости, брат, сделать уже ничего было нельзя»). Даже если мясо удастся получить обратно, времени оформлять вывоз или искать другое «окно» уже нет, и приходится продавать его по любой цене, пока не истек срок реализации. Да еще и деньги, взятые в долг у таможенника (который во всей этой истории якобы ни при чем), нужно отдавать…

Разумеется, подобные истории происходят ежедневно, и не только в Беларуси, и не только с торговцами мясом. Мог ли специалист по конкурентной разведке (если бы таковой был в фирме А, руководитель которой считал, что способен сам предвидеть все риски) правильно оценить ситуацию и посоветовать руководству вовремя остановиться? Если бы он был выходцем из соответствующей среды — то, скорей всего, да. Если бы он не служил ни в МВД, ни на таможне, но был в свое время разведчиком, умеющим «просчитать» ситуацию по косвенным признакам, — то, возможно, тоже да. А если это выпускник вуза? По всей вероятности, нет.

В отличие от Европы и США, в России в центре внимания служб деловой разведки находятся не столько действия конкурентов, сколько состояние и влияние теневой экономики на рынок, потенциальные посягательства на интеллектуальную и материальную собственность фирмы, отношения с местной администрацией, угрозы насильственного банкротства с участием чиновников и силовых структур, и т.д. Во многом работа службы конкурентной разведки перекрывается также с обязанностями службы безопасности и службы персонала. Поэтому Л.М. Кунбутаев, например, считает, что идеальная служба безопасности предприятия должна состоять из бывших сотрудников силовых структур с опытом оперативной работы и выпускников специальных вузов. При этом первые работают с людьми, вторые — занимаются сбором и анализом информации, отвечают за экономическую сторону работы СБ и одновременно обучаются «решать вопросы», нарабатывают связи и приспосабливаются к методам общения, принятым в МВД, на таможне, в налоговой полиции и т.д. В.А. Демин в статье «Экономическую безопасность — в руки профессионалов» отмечает, что, по данным фирмы «Конфидент», подразделение конкурентной разведки достаточно на 30% укомплектовать выходцами из спецслужб. Остальные 70% вакансий должны заполняться специалистами в области экономики, финансов, бухгалтерии, аудита, права.

Как учить

О перспективах подготовки специалистов по конкурентной разведке в нашей стране пока говорить сложно. Прежде всего, до сих пор не существует отечественной, приспособленной к нашим реалиям методологической базы и научной школы. Не столь велика и преподавательская база. Идеальный преподаватель по конкурентной разведке и связанным с ней дисциплинам — это человек, поработавший в свое время в спецслужбах, затем в промышленности, предпринимательских или банковских структурах, знающий основы информационной безопасности и действующее законодательство по различным аспектам безопасности. Вполне естественно, что таких мастеров — единицы. Поэтому многое зависит от способности вуза привлечь к преподаванию как узких специалистов в отдельных областях (скажем, специалистов по техническим средствам защиты информации, обучающих студентов и защищать компьютерные сети), так и практиков. Например, А.С. Крылов (генеральный директор службы безопасности Ассоциации российских банков «Амулет») отметил в своем выступлении на круглом столе большую роль консультаций у… не единожды разорявшихся предпринимателей, имеющих колоссальный практический опыт. Кроме того, он высказался за возможно более продолжительную практическую стажировку слушателей и студентов в разных отраслях.

Неких устоявшихся форм подготовки конкурентных разведчиков в нашей стране пока нет. Все, что имеется на данный момент, — это либо небольшие программы основ безопасности компании или защиты информации на экономических и технических факультетах, либо курсы профессиональной подготовки в учреждениях дополнительного образования. Принятых на Западе форм — семинары и тренинги по отдельным вопросам, продолжительностью в несколько дней, как правило, по выходным — пока не так много (следует здесь отметить учебные семинары, проводимые компаниями деловой разведки, например, «Русским информационным пространством-М»). Двух-трехдневные или недельные семинары проводятся также центрами переподгототвки — например, Институтом повышения квалификации информационных работников (ИПКИР), — или консалтинговыми фирмами. А.И. Доронин считает, что необходимо создать многоуровневую систему обучения, включающую установочные курсы по деловой разведке и работе с информацией в экономических, технических, юридических вузах; системы переподготовки для увольняющихся из спецслужб офицеров, специалистов по информатике, тех же экономистов и юристов и т.д.; введение профильных специальностей по конкурентной разведке; введение аспирантуры по конкурентной разведке и постепенное создание отечественной научной школы.

Проблема усложняется тем, что не существует государственного образовательного стандарта на новую специальность, в которой конкурентной разведке отводилась бы главенствующая роль. В ближайшей перспективе создания такого стандарта не предвидится — как эмоционально заметил на круглом столе М.В. Катышев из консалтингового центра «Лекс», «чтобы добиться через Министерство образования включения конкурентной разведки в реестр государственных специальностей, уйдет лет 15. Одно дело, когда мы понимаем, что эта проблема заслуживает внимания. Другое — чиновники, которые далеки от этого». Решением проблемы, в принципе, могла бы стать сертификация сообществом профессионалов, но на разработку требований и процедуры сертификации тоже потребуется не один месяц.

Где работать

Собственно говоря, и перспективы самой конкурентной разведки как профессии пока неясны. Прежде всего, это связано с неопределенностью в юридическом обеспечении. Существующий закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», которым руководствуются специалисты в области конкурентной разведки, существенно ограничивает права детектива по сравнению с правами даже частного лица. Не приняты законы о коммерческой тайне, о служебной тайне, о праве на информацию, об информации персонального характера. Все это приводит к тому, что конкурентные разведчики вынуждены работать в очень зыбком правовом поле.

Кроме того, М.Н. Александров из Министерства образования сообщил на круглом столе о готовящихся изменениях и дополнениях в закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». В частности, предлагается отказаться от такой формы деятельности как службы безопасности юридических лиц, ужесточить роль государства в сфере обеспечения безопасности предпринимательства, ограничить сферу детективных услуг лишь частными детективами как индивидуальными лицензируемыми предпринимателями. Очевидно, что, если эти изменения будут приняты, они существенно осложнят работу специалистов конкурентной разведки.

В том, что касается трудоустройства, достаточно редко выпускнику вуза или курсов повышения квалификации в области конкурентной разведки удается сразу устроиться точно «по специальности». Службы безопасности полного цикла, где работает до нескольких тысяч человек, включая «сборщиков» информации и аналитиков, есть только в крупнейших компаниях. Выпускнику реальнее устроиться в службу безопасности службу безопасности средней фирмы, где ему предстоит заниматься, скорее всего, предотвращением утечек информации, обеспечением безопасности сделок, маркетинговыми исследованиями и т.д. Бывают случаи, когда специалисту приходится выполнять функции охранника или телохранителя, однако случается это нечасто. Тем не менее, выпускник должен быть к этому готов, так же, как и к тому, что придется «с нуля» организовывать в фирме службу безопасности (все ее аспекты). Очевидно поэтому, что в российских условиях навыки и знания человека, получившего образование в области конкурентной разведки, должны быть очень разнообразными — слишком пока это неопределенная сфера деятельности и слишком разные вещи вкладывают в понятие «деловая разведка» работодатели.

Руководству часто приходится доказывать необходимость профессиональной деятельности в области конкурентной разведки. Нередко работодатель убеждается в правоте сотрудника уже после своего банкротства. В этой связи исключительно важно наличие среди преподавателей практиков деловой разведки с большим опытом: только они смогут научить выпускников правильно строить отношения с руководством, что совсем не так просто, как кажется, завоевывать его доверие, добиваться точной и правильной постановки задачи, действенно привлекать внимание к потенциальным угрозам и т.д., — поскольку именно в этих вопросах, кажущихся элементарными, зачастую скрываются опасные подводные камни, делающие работу службы деловой разведки бесплодной.

Однако где же берут сотрудников те бизнесмены, которым нужен настоящий специалист по конкурентной разведке: обладающий, по формулировке Б. Лифляндчика, «очевидной пригодностью к аналитической работе, состоящей в наличии выраженной потребности к установлению истины путем поиска и обработки доступной информации, повышенной устойчивостью к критике и другим формам давления»? В советское время аналогичные кадры — для ГРУ и КГБ — отбирались среди ученых и ИТР, которых затем по комсомольской путевке направляли в специальные учебные заведения. В первые годы перестройки бизнес обеими руками черпал из этих структур, причем особых критериев отбора не было — господствовал принцип «Возьму, кто попадется, если что, уволю». Теперь все намного сложнее.

По мнению В.Б. Радина, проректора Академии национальной обороны, безопасности и правопорядка, бизнесмен обязательно должен хорошо знать нового сотрудника или же того человека, который его рекомендует. Очень важно, чтобы взгляды и способ мышления работодателя и разведчика совпадали. Причина в том, что аналитик — это «глаза» бизнесмена. Он может и должен отличаться от него по характеру, темпераменту, образованию — это позволяет взглянуть на проблему под другим углом зрения, — но при этом некие сущностные характеристики должны совпадать. Намного большее, чем в других сферах деятельности, значение приобретают здесь доверие и личная симпатия между руководителем и аналитиком, без которых невозможна их эффективная совместная работа.

Как правило, найти работу в области конкурентной разведки выпускникам соответствующих вузов помогают преподаватели. Компании редко решаются настолько «раскрыться», чтобы пригласить специалистов из консалтинговой фирмы, поэтому обычно они обращаются к директорам и преподавателям вузов с просьбой подобрать кого-то. Однако при этом определенные сведения все равно приходится сообщать, поскольку для подбора кадров нужно знать, какие обязанности будет выполнять новый специалист, в чем будет состоять его основная задача, какими навыками он должен обладать, и т.д.

Помимо личных каналов, для трудоустройства используются кадровые агентства и интернет. В целом же, по оценке В.Б. Радина, некоей исчерпывающей схемы трудоустройства, как и стройной системы подготовки специалистов деловой разведки, в нашей стране пока нет. Подготовка, как и трудоустройство профессионала конкурентной разведки — это творческий субъективный процесс, в котором участвуют три стороны: сам студент, его преподаватели и те люди, которые будут пользоваться его услугами. Каждый такой сотрудник — это по-прежнему «штучная вещь», и, видимо, такое положение вещей сохранится еще долго.

Автор: Я.Ю. Забелло | Источник: «Профи»

Оцените статью
Технологии разведки для бизнеса