Бизнес в стиле 007

ДЛЯ НАБЛЮДЕНИЯ ДРУГ ЗА ДРУГОМ КОМПАНИИ ИСПОЛЬЗУЮТ ДИСКИ С УЛИЧНЫХ ЛОТКОВ И ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ ПРОГРАММНЫЕ ПРОДУКТЫ

В прошлом году компании во всем мире потратили $5,5 млрд на наблюдение друг за другом. Независимо от спадов на мировом рынке сектор деловой разведки растет. Выявляя скрытые закономерности, «разведчики» делают мировой бизнес прозрачнее.

Ведущая американская компания в области деловой разведки Fuld & Со недавно составила список программ, пригодных для поиска и анализа деловой информации в Интернете. В список вошли 170 компьютерных программ, в том числе анализаторы текста, и специализированные поисковые программы («движки», как их называют в Интернет-среде).

Кроме того, в мире насчитывается более сотни профессионально сделанных программных продуктов, предназначенных для мониторинга и анализа чужого бизнеса. Наконец, существуют состоящие на вооружении у спецслужб или крупнейших корпораций штучные заказные разработки, информация о которых доступна ограниченному кругу лиц.

Особенности национальной разведки В Германии и Швеции роль первой скрипки в деловой разведке играют крупные банки — такие, как Deutsche bank, WestLB, которые исключительно серьезно относятся к защите своих инвестиций. Эти финансовые институты традиционно используют свое влияние для сбора деловой информации о зарубежных компаниях. Банки-монстры применяют полученные сведения в своем бизнесе, а также делятся ими с ближайшими партнерами.

Во Франции крупный капитал охотно пользуется возможностями государственных спецслужб, в частности французской внешней разведки Direction Generale de la Securite Exterienre (DGSE). Один из руководителей этого ведомства — Пьер Марион заявил как-то журналистам: «Было бы ненормально, если бы мы проводили разведывательные мероприятия против США в военной или политической области. Здесь мы союзники. Но в экономической и технологической отраслях — конкуренты». В 1987 — 1989 годах около 20 сотрудников DGSE вели разведку против американских фирм IBM и Texas Instruments в интересах французских фирм-конкурентов.

Впрочем, США платят европейцам взаимностью. Так, в конце 1990-х British Telecom и BMW были не на шутку встревожены тем, что американские спецслужбы с помощью всемирной системы электронного мониторинга Echelon шпионят в пользу американских корпораций. Подобные опасения высказывали и представители Европарламента, которые получили около 10 000 тревожных писем от европейских компаний.

Американский информационный рынок имеет свои особенности. В 1996 году в США был принят «Закон о свободе информации», который обязал федеральные ведомства обеспечить гражданам свободный доступ к информационным массивам. Ограничения касаются лишь материалов, имеющих отношение к национальной обороне, личных финансовых документов, а также документов правоохранительных органов. Таким образом американское правительство подготовило обширное информационное поле для ведения деловой разведки. По статистике правительства, большинство запросов ныне исходят от фирм, которые хотят получить информацию о конкурентах.

Мощная структура деловой разведки создана и в Японии. Государственная организация Japanese External Trade Organisation (JETRO) представляет собой разветвленную спецслужбу с 50-летней историей, активно сотрудничающую с японскими корпорациями. Большая часть информации, собранной JETRO, доступна любому пользователю Интернета, освоившему японский язык.

Здесь нет «бывших» До 1990-х годов XX века в СССР любыми видами разведки занимались только спецслужбы. С 1991 по 2002 год, по оценкам экспертов, из спецслужб уволились от 40 000 до 60 000 человек. Большинство бывших офицеров продолжили трудовую деятельность в привычной для себя области, сменив государственный сектор на корпоративный. Методы, применяемые для анализа информационных потоков в государственных спецслужбах и деловых структурах, обнаружили поразительное сходство. Таким образом, рынок услуг по деловой разведке (равно как и рынок ПО для деловой разведки) сформировали в России выходцы из спецслужб.

Российские программные продукты в этой области можно условно разделить на три группы. Первую (самую многочисленную) составляют незамысловатые пиратские базы данных вроде МРП, «Бизнес-Инфо», ВЭД, ГИБДД, «Таможня» и т.д. Они помогают получить первичную информацию о компаниях (сделки, партнеры, внешнеэкономическая деятельность и т.д. ). Для составления целостной картины аналитикам приходится обращаться к архивам периодических изданий и другим источникам, содержащим информацию о деятельности фирм. Такой метод ведения деловой разведки трудоемок и малоэффективен главным образом из-за того, что пиратские БД несовместимы друг с другом, поэтому пользователю приходится «скакать» из одной базы в другую, что очень неудобно. Однако, несмотря на свое пиратское происхождение, подобные БД широко используются в серьезных компаниях. «По причине отсутствия других», — поясняет начальник службы безопасности одного из уважаемых московских банков, в недавнем прошлом офицер спецслужб.

Слишком много секретов

Впрочем, офицер запаса не вполне прав. В конце 1990-х в Москве появились продукты, относящиеся ко второй группе. На языке программистов они называются довольно сложно — «объектно ориентированные информационно-аналитические СУБД с возможностью анализа связей и взаимного влияния объектов исследования в слабоструктурированных массивах данных». Иными словами, эти БД позволяют анализировать большие информационные потоки и улавливать связь между разрозненными событиями. Подобные продукты, разрабатываемые компаниями «Кронос», «Лагуна», «Бинар», пользуются определенным спросом. Например, СУБД «Кронос-Плюс» за последние 5 лет была установлена в 400 организациях. «Кронос-Плюс» изначально предназначалась для информационно-аналитических исследований. Костяк команды разработчиков составляют бывшие сотрудники спецслужб, поддерживающие связи со своими коллегами — и с теми, которые продолжают службу в госорганах, и с теми, кто трудится в аналитических отделах корпораций. В «Кроносе» практикуют прямые продажи своего продукта, при этом специалисты компании участвуют в создании информационных моделей и наполнении БД.

В принципе для деловой разведки можно использовать любую СУБД, важно только регулярно пополнять ее и грамотно подобрать модель. Однако в России есть лишь несколько десятков «асов», способных разработать любую информационную модель. Готовых же профессиональных банков данных практически нет, единственный легальный («Телекоммуникации»), разработанный на базе «Кронос-Плюса», был создан и реализуется ЦНТИ «Информсвязь».

РЕКЛАМНЫЙ БЛОК

[ Хотите знать больше о корпоративной разведке? Регистрируйтесь и общайтесь на интернет-форуме it2b-forum.ru ]

Вообще же российский корпоративный бизнес по сравнению с американским или европейским выглядит информационно закрытым. Тому есть как минимум два объяснения. Во-первых, в России еще мало публичных компаний, которые «по определению» обязаны открывать информацию о своем бизнесе. Во-вторых, российские государственные органы, по роду своей деятельности обязанные наблюдать за компаниями, еще не сформулировали свою информационную политику. В отличие от США Россия еще не решила, какие сведения из государственных БД должны быть открытыми, а какие нет. Национальная дискуссия на эту тему еще только разворачивается. Представители Минэкономразвития любят говорить об уменьшении бюрократических издержек после создания единых БД, о повышении прозрачности управления. За этими заявлениями явно просматриваются намерения некоторых компаний заработать на поставках ПО и «железа» для федеральных информационных проектов. В свою очередь, силовики (прежде всего МВД) справедливо полагают, что открытие БД-это потеря «кормушки», поэтому они маскируют свои интересы борьбой за конституционные права граждан и государственную тайну.

В центре ситуации

В третью группу продуктов входят ситуационные центры. Они представляют собой комплексы программно-аппаратных и визуально-информационных средств, предназначенные для персональной и коллективной работы группы руководителей.

Это направление делает в России первые шаги. Подобные ситуационные центры есть у президента, некоторых министров и у руководителей крупных компаний. Например, в МИД РФ применяется ИАС «Дипломат», разработанная в Научно-исследовательском центре информатики этого министерства, а в Федеральной службе налоговой полиции работает ИАС «Исинпол».

«Дипломат» помогает руководству МИД принимать обоснованные решения. В системе есть функции автоматической индексации входящей информации, возможны поиск и сопоставление информации, которая хранится в различных банках данных, расчет количественных показателей, подготовка аналтических документов и многое другое.

Одной из первых крупных частных компаний, создавших ситуационный центр в России, является французская Danone Groupe. Чтобы снизить риски здесь пошли на создание телекоммуникационной сети, соединяющей филиалы с ситуационным центром в московской штаб-квартире компании.

В России помощь в создании ситуационных центров предлагают консультанты, входящие в «большую четверку», и системные интеграторы. Сегодня ситуационные центры, пригодные для деловой разведки, разработали московские компании «Галактика» и IBS, а также казанская IСL-КПО ВС.

АЛЕКСАНДР ЧАЧАВА, аналитик РБК

***

О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ ВСЛУХ

Под деловой разведкой (Business Intelligence) в мире понимается сбор и анализ сведений (в том числе публикаций СМИ, данных финансовой отчетности и т.д. ) о партнерах и конкурентах. Родиной современной деловой разведки является Европа — именно здесь в XIX веке были изданы первые учебники, описывающие алгоритмы сбора и анализа информации. Цель деловой разведки состоит в том, чтобы выявить реальное положение дел в корпорациях, определить сильные и слабые стороны их бизнеса. Деловой разведкой занимаются банки, инвестиционные, аудиторские, исследовательские, консалтинговые компании, рейтинговые агентства. Одни делают это в интересах собственного бизнеса, другие — по заданию клиентов. Фактически любое маркетинговое исследование содержит в себе элементы деловой разведки.

На Западе принято считать, что деловая разведка — это легальное занятие, вписывающееся в понятие добросовестной конкуренции. О том, что аналитики Business Intelligence зачастую используют инсайдерскую информацию, знают все, но вслух не говорят. Что же касается засылки агентов и использования для добычи сведений технических средств, то такие методы в рамках Business Intelligence не используются. Считается, что этим деловая разведка и отличается от промышленного шпионажа.

В 2001 году мировой рынок программ для деловой разведки возрос на 2, 2% и составил более $5 млрд. Для мирового рынка ПО это немного, но рост на фоне общей рецессии был весьма примечателен. По данным исследовательской компании IDC, в 2002 году продажи продуктов для Business Intelligence возросли на 9% и составили почти $5, 5 млрд. В IDC считают, что этот рынок растет быстрее других ИТ-рынков, и с этим утверждением согласны эксперты других аналитических компаний. Лидерами на мировом рынке Business Intelligence являются Business Objects, SAS Institute, Cognos.

Структура доходов западных компаний выглядит следующим образом: около 45% приходится на продажу лицензий на ПО, 35%-на поддержку ПО, а 20% — на дополнительные услуги (сюда входят прежде всего обучение и консалтинг).Российский рынок услуг в области деловой разведки оценивается в размере $3 млн — $5 млн в год. фактологические БД «весят» $2 млн — $3 млн, ситуационные центры — $8 млн — $10 млн.

Источник: Компания (Москва) 11.08.2003 г. №30 стр.60-63

Оцените статью
Технологии разведки для бизнеса