Находка для шпиона

Чаще ими становятся сотрудники, а не бумаги

В апреле 1999 г. председатель совета директоров Procter & Gamble Джон Пеппер, выступая перед американским Обществом профессиональных корпоративных разведчиков (SCIP), во всеуслышание заявил, что едва ли может вспомнить, когда еще в корпоративной истории «компетентность, навыки, знания и умения сотрудников конкурентной разведки» были настолько востребованы бизнесом.

Два года спустя разгорелся конфликт между P&G и Unilever — ее главным конкурентом на рынке средств личной гигиены. Unilever пришла к заключению, что корпоративная разведка P&G вышла за рамки допустимого. Частные сыщики, нанятые P&G, прочесывали мусорные корзины неподалеку от офиса Unilever, выискивая неосторожно выброшенные документы, содержащие информацию о последних стратегических планах компании на рынке шампуней. Кроме того, по утверждению представителей Unilever, агенты втирались в доверие к сотрудникам компании, представляясь аналитиками-маркетологами, и таким путем выведывали нужную информацию. P&G отрицала этот факт, однако признавала, что действия, не вполне согласующиеся с ее собственными этическими принципами, в самом деле имели место. «Досадный инцидент» (по выражению Пеппера) завершился в сентябре 2001 г. мировым соглашением, детали которого компании не разглашали. Однако, по оценкам экспертов, его сумма могла достигать десятков миллионов долларов.

Эта история привлекла внимание деловой общественности к явлению, которое именуют «разгребанием мусора» или «мусорной археологией». Многие компании охотно пользуются таким способом сбора информации о конкурентах, хоть порой и не слишком афишируют это. Однако «разгребание мусора» далеко не всегда считается противозаконным действием. В разных штатах США, например, законы, касающиеся корпоративной разведки, различаются. В некоторых штатах мусорные корзины причисляются к «брошенному имуществу», и свободный доступ к их содержимому не возбраняется.

Строго говоря, не следует путать корпоративную разведку с корпоративным шпионажем. Корпоративная разведка (которой, в частности, занимаются и участники SCIP) — это вполне легальный сбор и анализ внешней информации, способной повлиять на планы и решения компании. По сути, услуги такого рода вписываются в понятие «нормального» консалтинга. Эксперты, нанимаемые компаниями, нередко используют не только сомнительные источники информации, но и открытые базы данных.

Однако есть и другие, более «шпионские» методы сбора данных: прослушивание телефонных линий конкурентов, компьютерное хакерство и вообще проникновение «в стан противника» всеми правдами и неправдами. В штат консалтинговых фирм порой входят бывшие сотрудники государственной разведки, участвовавшие в свое время в секретных операциях. Многие аналитики считают корпоративный шпионаж весьма распространенным явлением. По некоторым оценкам, в большинстве компаний есть организованная система сбора информации о конкурентах, предусматривающая подобные методы, на что выделяются огромные средства из корпоративного бюджета.

РЕКЛАМНЫЙ БЛОК

[ Хотите знать больше о корпоративной разведке? Регистрируйтесь и общайтесь на интернет-форуме it2b-forum.ru ]

Дело P&G и Unilever заставляет задуматься о двух проблемах: с одной стороны — насколько бережно компании хранят свои секреты, с другой — как далеко они могут зайти в стремлении проникнуть в секреты конкурентов. Гендиректор компании Bishop International Джефф Кац считает, что все сводится к тому, способно или не способно руководство навести порядок в своем «корпоративном хозяйстве». Не хочешь, чтобы твои документы прочел посторонний, — уничтожь их вовремя, а не складывай в корзину для мусора. Ведь существует и специальное приспособление для измельчения документов — шреддер.

Однако этот нехитрый способ обезопасить себя многим не кажется панацеей. Боб Флетчер, директор Risk Advisory Group, считает, что физическое уничтожение бумажной документации — «верх корпоративной тупости». В современном офисе любой документ можно без труда восстановить, если проникнуть в корпоративную компьютерную систему.

Гораздо важнее бывает удостовериться в лояльности и благонадежности сотрудников. Многие руководители признают, что главный путь к информационной безопасности — избежать утечки сведений через сотрудников, которые могут случайно выдать или попросту продать корпоративные секреты. Иногда «разведчики» специально отлавливают бывших сотрудников компаний-конкурентов и платят им за информацию.

Впрочем, сплошь и рядом оказывается, что сбор ценной и объективной информации о конкурентах — занятие довольно прозаическое, для которого джеймсы бонды не требуются. «Многие руководители компаний просто не представляют себе, какое количество информации можно извлечь из открытых, доступных всем источников, — говорит Амброуз Кэри, директор калифорнийской компании Alaco, специализирующейся на производстве лестниц. — Надо просто знать, где искать, и уметь делать это быстро. В этом и состоит главное искусство». Иными словами, между корпоративным разведчиком и добросовестным репортером, проводящим журналистское расследование, особой разницы нет. (FT)

Автор: Джимми Бернс

Источник: Ведомости (Москва) 08.08.2002 г. №139 стр.Б8

Оцените статью
Технологии разведки для бизнеса