19 Dec 11:35 avatar

Фундаментальные аспекты информационного взаимодействия. Часть №1

Автор: Кривошеин Н.В., Нехаев С.А. | Источник: webplan.ru

Что такое Интернет как общее, как глобальное понятие? На наш взгляд, в этом вопросе скрыта философская проблема, наличие которой подтверждают, по крайней мере, два принципиальных тезиса: во-первых, Интернет — «вообще» — вещь эмпирически ненаблюдаемая, т. к. пользователь всегда включен в него, всегда «внутри» сети, сеть его среда. Чтобы увидеть среду, надо из нее выйти, стать наблюдателем — а это по определению понятия «пользователь Интернета», невозможно. Однако, то что имеет интуитивное значение, но не наблюдается опытным путем, с успехом может выступить объектом философских спекуляций (от лат. Speculate — наблюдение очами разума). Во-вторых, Интернет имеет глубинную связь с такими фундаментальными категориями, как информация, взаимодействие, пространство, время, что априори подразумевает возможность и необходимость наделения его статусом общего понятия и, следовательно, предмета философского изучения (осмысления).

Имея в наличии какую-либо существенную проблему, человек, так уж он устроен, почти всегда противопоставляет ей альтернативу полного игнорирования. Сталкиваясь с реальной практикой, особенно на уровне сложных кибернетических систем, мы чаще всего это и наблюдаем. Наличие философской проблемы — особо тяжкий случай! В представлении прагматиков от Интернета (и не только их, к сожалению) она не конкретна, не жизненна и бесполезна в решении. Мы же, напротив, предполагаем, что размышления по поводу — что такое Интернет — могут быть весьма плодотворными и, в конечном счете, востребованы практикой. В любом случае пытаться решать философские проблемы необходимо — они очень часто напоминают о том, что мы люди, обладающие творческими способностями и моральными ценностями, а не алгоритмами и наборами функций.

1.1. Сущность информационного взаимодействия
Основное предназначение глобальной компьютерной сети, по крайней мере, как ее задумали создатели, состоит в осуществлении информационных коммуникаций между заинтересованными людьми с целью организации их взаимодействий при решении прикладных задач. Позже функции Интернета эволюционно расширились — появились открытые базы данных и знаний, возможность осуществления коммерческих операций, электронного документооборота и платежных транзакций. Все вышеназванные действия, независимо от их формы и содержания, в обобщенном виде можно определить как информационное взаимодействие. (Заметим в скобках, что взаимодействие между людьми, особенно если оно взаимовыгодно и плодотворно, точнее было бы назвать информационным сотрудничеством).

Схема информационного взаимодействия посредством использования каналов глобальной сети прозрачна для участников, но видят они только содержание информации. Теория информационного взаимодействия возникает, когда объектом наблюдения и изучения оказываются особенности самого процесса осведомления и передаваемых сведений, т.е. технологии Интернета, а не содержание конкретного акта взаимодействия. Такой подход позволяет рассматривать их с единой точки зрения, как общий объект прикладной интернетики. Об этом подробнее мы будем говорить во второй главе, а здесь зафиксируем для себя факт, что осуществление информационных взаимодействий — основная функция глобальной компьютерной сети.

Рассмотрим в общем виде природу информационного взаимодействия с концептуальной точки зрения, абстрагируясь на время от его практического содержания.

Вообще любое взаимодействие — есть фундаментальная категория, отражающая процессы воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого. Понятие взаимодействия неотделимо от понятия отражения. С одной стороны взаимодействия происходит на основе отражения, а с другой стороны отражение, как свойство материальной системы запечатлевать и сохранять в своей структуре следы воздействия другой системы, происходит в процессе взаимодействия.

Отражение в свою очередь неотделимо от понятия информации. Так в современной философии наиболее широким и значительным является определение информации как отраженного разнообразия, точнее «передающейся части отражения (У.Р.Эшби, А.Д.Урсул). В связи с этим, с достаточной долей уверенности, мы можем предположить, что взаимодействие есть не только функция отражения, но и функция информации, проще говоря, оно всегда является информационным.

Взаимодействие находится также в глубинной связи с понятием структуры и выступает как интегрирующий фактор, посредствам которого происходит объединение частей в определенный тип целостности. Такая целостность может быть названа системой. Отдельные объекты системы обуславливаются взаимодействиями и, следовательно, она сама также является информационным образованием.

Следуя далее по нашей цепочке рассуждений, заметим, что одним из основных принципов формирования пространства системы является ее взаимодействие со средой и пространствами других систем. Логично будет предположить и информационную сущность пространства, тем более, что это словосочетание на практике уже получило широкое распространение.

Таким образом, мы выделяем три основных компонента обеспечивающих процесс информационного взаимодействия, определяющих его внутреннюю логику, составляющих его содержание, смысл и вообще совокупность всех определяющих свойств. Эти понятия — собственно информация, информационная система, информационное пространство — мы в совокупности условно называем, подчеркивая их особую значимость, Великой Информационной Триадой (далее ВИТ или просто Триада). Общий системный анализ Триады позволит нам получить разъяснение следующих принципиальных вопросов: „что находится во взаимодействии?“, „как осуществляется механизм этого взаимодействия?“, „где осуществляется процесс взаимодействия?“. Эти вопросы по существу составляют основной проблемной блок теории информационного взаимодействия, которая в настоящее время в общем виде не разработана, как, впрочем, и теории каждого из ВИТ-компонентов. Авторы не претендуют на выполнение этой фундаментальной работы, так как преследуют исключительно прагматическую цель: ознакомить читателей с основными базовыми понятиями (положениями, принципами, законами, следствиями) комплекса информационных и около информационных наук с позиций естественнонаучного и мировоззренческого характера.

В связи с этим будем иметь в виду, что каждый из выше названных ВИТ-компонентов в научном фундаментальном аспекте постигается преимущественно в чувственном, интуитивном опыте, то есть является неким феноменом, но в практическом, прикладном смысле может быть интерпретирован и представлен весьма утилитарно.

1.2. Информация
Термин „информация“ происходит от латинского „informatio“, для которого семантически наиболее близки значения „осведомление“, „представление“ и „разъяснение“. В качестве термина это слово впервые начало употреблять в журналистике как выражение того, что задача свободной прессы состоит в осведомлении читателей о реальном положении дел: пресса должна поставлять сведения, но не внушать идеи мнения. Такая концепция способствовала повышению статуса репортера как добытчика фактических сведений о происходящих событиях, к которому предъявлялись требования аналогичные тем, которые суд предъявляет к допрашиваемым свидетелям, — готовить только о наблюдаемом, но не о своих домыслах.

Газета не только образец первого терминологического употребления слова „информация“, но и хороший наглядный пример информационного взаимодействия. На нем отчетливо видна двусмысленность термина „информация“. Информацией здесь называется как содержащиеся в газете сведения о событиях, так и сам процесс осведомления читателя об этих событиях.

Подобное понимание информации, которое Р.Ф.Абдеев называет докибернетическим, сохранялось вплоть до середины ХХ века. Однако развивающееся научное познание существенно углубило понятие информации, связав его с категорией отражения, что оказалось методологически плодотворным для проникновения в сущность изучаемого феномена. „Сегодня информация уже мыслится как важнейшая субстанция, или среда, питающая исследователей, разработчиков, управляющие органы, которая ими же и создается и непрерывно обновляется (например, в виде всевозможных банков данных). Это была фундаментальная и, вместе с тем, неожиданная идея. Совсем не просто было понять, что в различных системах (технических, биологических и др.) циркулируют одинаковые потоки информации, что одна и та же информация может храниться в различных физических носителях и передаваться по каналам, чрезвычайно разным по своей природе. Встав в один ряд с такими категориями, как материя и энергия, информация превратилась в необычайно широкое понятие и продолжала раскрываться все шире и шире“. (Р.Ф.Абдеев, 1994 г.).

В зависимости от области знаний, в которой производилось исследование, информация получила множество определений. Далее мы рассмотрим, как это происходило во времени.

Эволюция представлений об информации
В ХХ веке бурное развитие получили всевозможные средства связи, эксплуатация которых выдвинула ряд проблем: как обеспечить надежность связи при наличии помех, какой способ кодирования сообщения применять в том или ином случае, как закодировать сообщение, чтобы при минимальный его длине обеспечить передачу смысла с определенной степенью надежности. Эти проблемы требовали разработки теории передачи сообщений, одним из основных вопросов которой был вопрос о возможности измерения количества информации.

Первые отчетливые предложения об общих способах измерения количества информации были сделаны Р. Фишером (1921г.) в процессе решения вопросов математической статистики. Проблемами хранения информации, передали ее по каналам связи и задачами определения количества информации занимались Р. Хартли (1928 г.) и Х. Найквист (1924 г.). Р. Хартли заложил основы теории информации, определив меру количества информации для некоторых задач. Однако наиболее убедительно эти вопросы были разработаны и обобщены К.Шенноном (1948 г.). С этого времени началось интенсивное развитие теории информации вообще и углубленное исследование вопроса об измерении ее количества в частности. К. Шенноном предложена универсальная формула количества информации, приходящейся на одно сообщение:


где к — тип элементарного сигнала, Pi — вероятность сигнала

В последнее время она стала не менее распространенной, чем знаменитая формула А. Эйнштейна Е=mc2. Кроме того, К. Шеннон сформулировал теоремы о пропускной способности, помехоустойчивости, кодировании и обосновал абстрактную схему связи, состоящую из пяти элементов (источника информации, передатчика, линии связи, приемника и адресата). Последняя имеет особое значение, так как является принципиальной логической основой любой информационной системы, о чем мы более подробно поговорим в разделе 1.3.

Идеи К. Шеннона быстро распространяли свое влияние на самые разнообразные области знаний. Было замечено, что его формула очень похожа на используемую в физике формулу энтропии, выведенную Л.Больцманом. Энтропия обозначает степень неупорядоченности статических форм движения молекул. Энтропия максимальна при хаотическом распределении параметров движения молекул и уменьшается, если движение молекул упорядочить. По мере увеличения упорядоченности движения энтропия стремится к нулю. Аналогично и при составлении какого-либо сообщения с помощью энтропии можно характеризовать степень неупорядоченности движения (чередования) сигналов. В осмысленных сообщениях, наиболее логически обоснованных и ценных информационных взаимодействиях, упорядоченность повышается, энтропия, соответственно, приобретает отрицательное значение.

Используя различие формул К. Шеннона и Л. Больцмана (разные знаки), Л. Бриллюэн охарактеризовал информацию как отрицательную энтропию, или негэнтропию. Так как энтропия является мерой неупорядоченности, то информация может быть определена как мера упорядоченности материальных систем.

Вышерассмотренные подходы к теории информации основаны на вероятностных, статистических закономерностях явлений. Множество ситуаций, однако, не укладываются в информационную модель К. Шеннона и связано это прежде всего с тем, что в ней рассматривается только формальная сторона сообщения, в то время как смысл его остается в стороне.

Переход от толкования информации как „снятой“ неопределенности к „снятой“ неразличимости осуществил У. Р.Эшби. Он считал, что информация, есть там, где имеется (дано или выявляется) разнообразие, неоднородность. В данном случае единицей измерения информации может быть элементарное различие, то есть различие между двумя объектами в каком — либо одном фиксированном свойстве. Чем больше в некотором объеме отличных друг от друга элементов, тем более этот объект содержит информации. В середине 50-х годов прошлого века, используя материал статистической теории информации, У. Р. Эшби изложил концепцию разнообразия. Суть этой концепции заключается в утверждении, что теория информации изучает процессы „передачи разнообразия“ по каналам связи, причем „информация не может передавать в большем количестве, чем это позволит количество разнообразия“.

Если понятие информации связать с разнообразием, что вполне правомерно, то причиной существующего в природе разнообразия, по мнению В.М.Глушкова, можно считать неоднородность в распределении энергии или вещества в пространстве и времени. Информацию же В.М.Глушков характеризует как меру этой неоднородности. Информация существует постольку, поскольку существуют сами материальные тела и, следовательно, созданные ими неоднородности. В данном случае понятие информации становится более емким и „дорастает“ до уровня философских категорий, таких как материя и энергия.

Попытки оценить не только количественную, но и содержательную сторону информации дали толчок к развитию семантической (смысловой) теории. Ее основная идея заключается в возможности измерения содержания (предметного значения) суждений. Сразу же заметим, что методы точного количественного определения смыслового содержания информации в настоящее время еще не разработана, поэтому мы ограничимся только кратким описанием подходов к решению этой проблемы.

Первую попытку построения теории семантической информации предприняли Р.Карнап и И.Бар-Хиллер (1953 г.). Они предложили определять величину семантической информации посредством так называемой логической вероятности, которая представляет собой степень подтверждения той или иной гипотезы. При этом количество информации, содержащиеся в сообщении, возрастает по мере уменьшения степени подтверждения априорной гипотезы. Чем больше логическая вероятность высказывания, тем меньше должна быть мера его содержания, то есть чем больше описаний состояния „разрешает“ то или иное высказывание, тем меньше должна быть его семантическая информативность и, наоборот, чем больше описаний состояний исключается, тем больше должна быть его информативность. Таким образом, семантико-информационное содержание высказывания определяется не тем, что содержит высказывания, а тем, что оно исключает.

Изучение отношений между информацией и ее потребителем с точки зрения использования первой (включая влияние на поведение систем) составляет основу прагматической теории информации. Для всех подходов здесь характерно стремление связать понятие прагматической информации с целью, целенаправленным поведением и выдвинуть те или иные количественные меры ценности информации. Исходя из этих соображений, А.А.Харкевич (1960г.) предложил связать меру ценности с изменением вероятности достижения цели при получении информации:


где Р0 и Р1 — вероятность достижения цели соответственно до и после получения информации. Другой подход к проблеме ценности информации осуществлен М.М.Бонгардом. Он вводит понятие „полезная информация“, связывая сообщение с тем, какую задачу решает получатель. Этот подход носит вероятностно-алгебраическую сущность и носит более общий характер, чем подход, предположений А.А. Харкевичем.

Значительную роль в развитии прагматической теории сыграли работы американского логика Д. Харрака, поставившего перед собой цель показать, как символическая логика и теория семантической информации могут быть использованы для анализа некоторых аспектов человеческой коммуникации. Он предполагает обеспечить получателя „программой обработки сообщений“, с помощью которой извлекается из полученных сообщений „годная к потреблению сумма сообщений“. Именно к этому результату переработки сообщений, а не к сообщениям в их первоначальной форме могут быть применены количественные меры информации. (Забегая вперед, заметим, что теория Д. Харрака нашла применение в информационно-поисковых системах Интернета). В связи с работами вышеназванных авторов, прагматическая теория в общем виде рассматривает информацию как сущность, определяющую изменение знаний при получении сообщения.

Более широким (и значимым для философии) явилось понимание информации, введенное А.Д.Урсулом на основе развития концепции разнообразия У.Р.Эшли. Автор определяет информацию как отражение разнообразия и уточняет, что при информационном взаимодействии „передается“ только часть того, что в принципе может быть отражено. Разнообразие и отражение в процессе развития материи неразрывно связаны, взаимно друг друга определяют. Чем больше внутреннее разнообразие объекта (системы), тем более адекватно отражение им внешнего мира. А чем больше возможностей отражения, тем система может быстрее совершенствоваться, увеличивая свое разнообразие (А.Д.Урсул, 1973-1983). Мы уже обращали внимание на глубинные связи, присущие информации и отражению. В этот же ряд категорий, видимо, следует поставить и характеристику разнообразия материального объекта как носителя свойств отражения.

Необходимо отметить, что эволюция представлений об информации продолжается до настоящего времени и, на наш взгляд, далека от завершения. Весьма интересны аксиоматическая концепция украинского математика М. Бургина, информодинамический подход В.М.Лачинова и А.О.Полякова (г. Санкт-Петербург), общесистемная теория С.Я.Янковского, информологические исследования В.С.Мокия, А.О.Жамборовой и О.Е.Шегай (Кабардино-Балкария) и др. Осмыслением этого феномена занимаются не только ученые, но и практики, занятые в сфере информационных технологий, например, специалисты фирмы ЕМЕ (Россия). Однако все рассмотренные нами подходы, и количественные, и качественные, могут быть практически применены только к ограниченному числу явлений реальной действительности. Но не следует забывать, что они имеют еще и теоретическое значение. В борьбе идей, мнений, гипотез и выводов, в их соперничестве и сотрудничестве рождается истина.

Общая теория информации пока еще не выработана, но подходы к ней, концептуальные направления вырисовываются уже достаточно отчетливо.

Концепции Общей теории информации
Рассматривая фундаментальные аспекты теоретической информатики в целом и интернетики в частности, мы можем использовать два подхода к их изначальному описанию:

1.через общую теорию, которая не представляет информацию, систему и пространство вне информационного взаимодействия;

2.через представление самого процесса взаимодействия (основного объекта информационных наук), который синтезирует ВИТ-компоненты и с их же помощью реализуется.

Второй подход, на наш взгляд, наиболее преемлим при решении прикладных задач. Из этого не следует, что отсутствует необходимость самого существования Общей теории информации, наоборот, она как никогда актуальна. Информатика как междисциплинарная наука, интегрирующая мощный комплекс частных теоретических и практических направлений, в настоящее время подошла к такому рубежу, за которым чрезвычайно остро начинает ощущаться необходимость в обобщении различных ее положений на единой основе. Такой основой могла бы быть Общая теория информации, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях описывающих и составляющих суть этого феномена. Трудно понять почему, при наличии развитого теоретического и прикладного базиса, это до сих пор не сделано. Без Общей теории уже невозможно дальнейшее развитие и совершенствование фундаментальных основ и практических приложений информационных наук.

Необходимо отметить, что Общая теория информации суть проблема неизмеримо большая, чем любая из уже рассмотренных нами интерпретаций шенноновской математической теории передачи информации, где изначальные акценты делались на „передачу“ и „связь“. Исторически сложилось так, что все попытки тем или иным образом обратить внимание научной общественности на первичность неколичественного изучения информации натыкались на явное противодействие. Только сейчас, в эпоху бурного развития информационных и, прежде всего, сетевых технологий, научная мысль начинает понемногу двигаться в этом направлении. Практика, как это часто бывало, опять „вытаскивает“ теорию на уровень своих принципиальных проблем и мобилизует на их решение.

Разработка общей теории любой науки (проблемы или, как в нашем случае феномена) предполагает формирование тезауруса исходных понятий (категорий), выявление и исследование ее логической структуры, определения отношений компонентов структуры, обоснование отношений с другими науками, установление методологического аппарата. Все это должно происходить на единой основе, с использованием общего системного подхода.

Рассмотрим несколько, на наш взгляд самых интересных, подходов к интегральному описанию информации, предложенных российскими учеными в последние несколько лет.

Наиболее интересную и прозрачную концепцию предложил С.Я.Янковский (2000 г.). Рассматривая движение информации с позиций классической философии и формальной логики, автор наметил его основное направление, показал необходимость и возможность разработки Общей теории информации, которая могла бы стать методологической основой создания новых информационных технологий.

Для того чтобы вывести наиболее общее определение информации, автор выделяет необходимый и достаточный признак, присущий любому конкретному проявлению этого понятия. Таким признаком является информационное взаимодействие, а определение самого понятия в связи с этим формируется следующим образом: „Любое взаимодействие между объектами, в процессе которого один приобретает некоторую субстанцию, а другой ее не теряет называется информационным взаимодействием. При этом передающаяся субстанция называется Информацией“. Из определения следует два наиболее общих свойства информации: во-первых, она не может существовать вне взаимодействия объектов (о чем мы уже говорили в разделе 1.1) и, во-вторых, она не теряется ни одним из них в процессе взаимодействия.

Далее автор, рассматривая развитие информационного взаимодействия объекта со средой, в зависимости от уровня организации самого объекта, делает вывод, что динамика информации реализующаяся в неживых и живых (простейших, клеточных, многоклеточных, социальных) формах носит эволюционный характер и основывается на общих принципах. Эта общность позволяет восполнить пробелы в изучении информационных процессов на одном уровне, пользуясь знаниями об аналогичных процессах другого уровня. Знание общих принципов, в конечном итоге, делает возможным так организовывать какой-либо объект (например, технический), что внутренние и внешние информационные взаимодействия будут наилучшим образом поддерживать цели его существования.

Параллельно с описанием эволюции информации, С.Я.Янковский дает определение и обоснование значимости таким неотъемлемым атрибутам информационного взаимодействия, как информационный код, аппарат интерпретации, целенаправленность, дезинформация, обобщение информации, память объекта, прогнозирование, данные.

Единичный акт информационного взаимодействия объекта со средой имеет три последовательных этапа:
1.прием информационных кодов;
2.интерпретация этих кодов;
3.реализация полученной в результате первых двух этапов информации.

Все три этапа имеют конкретное наполнение, обусловленное свойствами объекта, включающими его физические возможности и целевые установки существования. Понятие „цели объекта“ вводится как общая направленность действий объекта для обеспечения его потребностей. Потребности объекта понимаются в самом широком смысле и определяются как то, что мешает его существованию. Длительное неудовлетворение потребностей ведет к прекращению существования объекта как такового. Исходя из набора текущих целей, воспринимается и реализуется информация, а ее реализация изменяет через взаимодействие со средой внутреннее состояние самого объекта. Количество принимаемой при этом информации автор определяет как меру устранения неопределенности по выбору действий ведущих к достижению целей объекта, т.е. связывает негэнтропийный и прагматический подходы, что, на наш взгляд, является весьма примечательным фактом в понимании прикладной сущности информационного процесса.

Информационные коды принимаются объектом через взаимодействие со средой, т.е. через обмен с ней веществом и энергией, на основе которых, собственно, и переносятся сами коды. Возникшие при этом новые параметры состояния объекта, можно абстрагировать от причин их вызвавших и назвать полученными данными. Далее следует этап интерпретации данных, предусматривающий, прежде всего, установление их значения для объекта. Значение данных определяется сопоставлением с комплексом целей и выделением тех из них, к которым объект может приблизиться, реализуя полученную в итоге информацию. Данные несоответствующие никаким целям объекта, не несут для него информацию, и потому пропадают, возвращая объект в исходное состояние. Вторым шагом является либо непосредственное восприятие данных как информации и безусловная реализация, либо они сохраняются в элементах памяти.

Комплекс ранее сохраненных и вновь поступивших данных оценивается на достаточность для выбора действий объекта. В основе процесса оценки лежит сопоставление имеющегося комплекса данных с построенными ранее для данной цели информационными шаблонами, с помощью которых оценивается возможный результат действий по достижению соответствующей цели.

Здесь автор подводит нас к тому, что при определенном уровне развития объектов им становятся присущи свойства информационного моделирования своих взаимодействий с внешней средой, которое используется для выбора наиболее целесообразного для них поведения. Таким образом, правомерно говорить о наличии внутри объекта информационной модели внешней среды (ИМВС) и его взаимодействия с ней. ИМВС — это структурированная совокупность трех компонент:
1.воспринятой объектом информации, запомненной в виде данных;
2.информационных шаблонов действий объекта;
3.методов сопоставления первых двух компонент в соответствии с комплексом целей объекта.

Конкретные пути реализации этой модели у разных объектов могут иметь различную элементарную базу, но концептуально они строятся и действуют по общим принципам, которые вытекают из общего их назначения и общности свойств информационных процессов в природе.

Получение и интерпретация объектом информационных кодов приводят его к необходимости произвести некоторый комплекс действий, целесообразный для него в сложившейся ситуации. Этот комплекс состоит из изменений параметров внутреннего состояния объекта (взаимодействий его элементов) и изменений его внешних проявлений (взаимодействий с объектами среды). Завершение каждого этапа реализации информации подводят объект к началу нового акта информационного взаимодействия. Деятельность объекта состоит из постоянной череды информационных взаимодействий со средой. Эта цепочка начинается с возникновением объекта и заканчивается с прекращением его существования.

В заключении, рассматривая информационные взаимодействия внутри социальных групп, С.Я.Янковский пишет: „До появления человека и его социумов возможности информационного взаимодействия внутри социума всегда ограничивались органическими возможностями его членов. В процессе эволюции природы появлялись все более сложные организмы с более мощными возможностями информационных взаимодействий. Строго параллельно этому шла эволюция их социумов. С появлением человека произошел качественный скачек в неспешной эволюции природы. Этот скачек связан с речевыми способностями организма человека. Развитая возможность генерировать и избирательно воспринимать широкий спектр звуковых волн и их модуляций, дала человеку мощное средство приема и передачи информационных кодов. Постепенное освоение этого средства, выражавшееся в развитии языков общения, заняло около 150 тысяч лет. Примерно такое время функциональные возможности человеческого организма существенно не менялись, зато неуклонно усложнялись и развивались функции социальных образований людей. Язык как основа информационного взаимодействия людей не только обеспечил возможность простого существования их социумов, но его развитие создало основу для эволюции человеческих социумов. Впервые в истории жизни эволюция социальных образований перестала быть зависимой от эволюции образующих их организмов, и ее стержнем стало развитие средств информационного взаимодействия“.

Работа С.Я. Янковского, на наш взгляд, представляет несомненный интерес и может быть рассмотрена в качестве основного концептуального направления для глубокой фундаментальной разработки Общей теории информации. Не вызывает сомнений и подкупает своей изысканностью научная логика автора, стройность которой подчеркивается его собственным замечанием: „В самой статье нет ссылок, поскольку все, что в ней написано является либо общепринятыми фактами, либо моими выводами“.

Два других подхода к осмыслению феномена информации существенным образом отличаются от ранее рассмотренных нами и претендуют на нечто большее, чем формирование основ Общей теории информации. Речь идет о становлении двух новых наук информационного толка, которые создатели определили как информология и информодинамика.

В отличие от информатики и кибернетики, занимающихся вопросами движения информации и управления, информология изучает пространство, пространственную организацию информации, а также закономерности пространственного построения информационных систем.

В ее разработке на разных этапах принимали участие ученые Московского Государственного Университета им. М.В.Ломоносова, Государственной Академии Управления имени С.Орджоникидзе г. Москва, Международного института информатики биосферы „ИнтерЭкоИнформ“ г. Москва и Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова г. Нальчик (В.С.Мокий, А.О.Жамборова, О.Е.Шегай).

С позиции информологии любое явление, объект или процесс можно представить в образе конкретного условно замкнутого пространства. В этом случае пространство рассматривается как организованная среда. Ею, в зависимости от поставленной задачи может служить любая организованная совокупность объектов, компонентов, процессов, сведений, условий, идей и т.п.

При исследовании окружающего мира ученые иногда попадают в ситуации, когда им непонятен смысл некоторых явлений. Чтобы выйти из создавшегося положения, они используют дисциплинарные системные подходы. Однако такие подходы позволяют получать только те характеристики явлений, которые анализируются данной научной дисциплиной. Поэтому вполне возможно, что значительная часть сведений может не попадать в их поле зрения. Чтобы практически исключить такие ситуации, исследователь должен получить возможность работать с полным объемом информации. Поэтому в информологии принято считать, что полной информацией пространства явления служит его общее состояние.

Рассуждения об информации авторы начинают с вопроса: „Что в пространстве, как организованной среде, может ассоциироваться с информацией?“ Вероятно, это должно быть непременно самим пространством, его неотъемлемым атрибутом и одновременно тем, что имеет способность быть отраженным и обозначенным неким сторонним наблюдателем или каким-то другим пространством.

По отношению к пространству такая категория имеется, с точки зрения авторов — его состояние. В данном контексте состояние одновременно является и самим пространством, его неотъемлемым атрибутом, а также тем, что можно отразить и обозначить. Следовательно, имеются все основания предполагать, что информация — это состояние организованной среды или проще, состояние пространства. Принимая данное определение информации за ее основное понятие, удается добиться ряда неоспоримых преимуществ перед другими определениями информации.

Во-первых, появилась возможность делить и классифицировать информацию по пространственному типу. В этом случае пространственная информация будет иметь название того пространства, состоянием которого она является. Например: информация элементарного пространства; информация структурного пространства; информация функционального пространства и т. д.

Во-вторых, информацию можно делить и классифицировать по ее принадлежности к законам. Например: информация законов первоначала; информация законов творения; информация законов сохранения.

В-третьих, информацию можно делить по ее принадлежности к программам развития и реализации. Например, эталонная информация, реальная информация.

В-четвертых, каждый тип информации можно представить в образе логико-геометрических моделей, а также расшифровать эти модели при помощи их лингвистических формул.

При таком подходе пространство освобождается от диктата наблюдателя. Оно становится свободным от любых, навязываемых ему наблюдений законов, целей и смыслов. Такое представление о пространстве и информации позволило применить для исследования любого явления метод информологического анализа. Так как при этом происходит анализ полной информации пространства, то данный метод позволяет реализовать на практике идею общего системного подхода и разработать универсальные информологические модели пространства и его полной информации.

Универсальная модель пространства представляет собой сложную сферическую конструкцию. Удалось установить на практике, что каждый ее сферический фрагмент играет собственную роль и осуществляет конкретное влияние на все пространство. В дальнейшем это позволило разработать принципиально новые методики влияния на пространство, с целью гармонизации всех его процессов. Для обозначения полной информации в информологии разработана ее естественная классификация. Самыми крупными единицами полной информации являются ее количественный и качественный виды, минимальными единицами служат исходные признаки информации.

Для того, чтобы предельно упростить восприятие признаков информации, а также сделать их максимально пригодными для использования в концепциях всех существующих научных дисциплин, в информологии применен оригинальный мнемонический прием. В результате за каждым признаком информации был закреплен один из цветов радуги. Иерархия признаковой информации позволила ввести понятия информационного поля и информационной системы, а ее цветная интерпретация дала возможность построить их логико-геометрические модели. Благодаря этому, любое явление окружающего мира удалось представить в образе единой модели информационной системы. Эта возможность имеет важное гносеологическое значение:
  • во-первых, удается исключить деление объектов материального мира на живые и неживые. Их все можно рассматривать как информационные системы, имеющие подобную организацию своего пространства, что позволяет применить к их изучению и оценке один универсальный метод анализа;
  • во-вторых, появляется основание однозначно говорить о том, что пространство это не индифферентная окружающая среда, посредством которой обеспечивается взаимодействие материальных объектов между собой. По отношению к ним оно всегда находится в активном состоянии. Его организация по принципу подобия организует пространства всех материальных объектов, находящихся в нем.
Использование универсальных информологических моделей пространства, информации, информационного поля и информационной системы позволило на практике по новому подойти к решению ряда важных практических задач в различных областях естественных, точных, гуманитарных и общественных наук, а также заново переосмыслить уже принятые решения. Применение метода информологического анализа позволило также по-новому подойти к проблеме управления состоянием различных объектов. К отдельным элементам управления можно отнести разработку стратегических концепций в отдельных научных, хозяйственных и социальных областях; создание сценариев информологической поддержки отдельных объектов; решение отдельных задач повышенной категории сложности.

Информационный подход к теории информации — оригинальная и, на первый взгляд, чрезвычайно сложная концепция. Сложность обусловлена спецификой построения исследуемых моделей, где уровень абстрагирования значительно выше общепринятых (классических) философских, умозрительных конструкций. Авторы для описания результатов своих исследований выработали, по сути, внутренний метаязык, использование которого, хотят они того или нет, ограничивает распространение их идей в широком научном и практическом плане. Однако, при более глубоком проникновении в сущность информологии, мы получаем великолепный методологический аппарат, не имеющий каких-либо противоречий с реальной действительностью, но значительно опережающий по эффективности все известные варианты ее описания. Видно, все-таки, информология — наука будущего.

Не менее интересен и значим информодинамический подход к информации и управлению В.М.Лачинова и А.О.Полякова (1999 г.). Информодинамика — новая наука о феномене информации и феномене ее самоорганизации, которую, как утверждают авторы, давно ждали, предчувствовали необходимость, но сложившиеся в системе познания стереотипы мешали ее возникновению. „Наступило время, — утверждают они, — задуматься об информации, как о чем-то более значительном, нежели сигнал (управление в соответствующей цепи) или количество (чего-то и как-то по разному определенного)“.

Подвергая агрессивной (в некоторой степени) критике традиционные количественные и качественные теории информации М.В.Лачинов и А.О. Поляков, предлагают её рассматривать именно как „феномен“, как „систему саму по себе“, субстанцию, структуру, существующую параллельно и во взаимодействии со всеми остальными системами. Она не может, обладая серьезным набором атрибутивных признаков, определяться как „свойство чего-то“, пусть даже и материи. Феномен информации (и интеллект, как его производная в определенных условиях) наиболее справедливо считать одной из образующих сущностей Мира. (Заметим, что при всей смелости своих выводов, авторы все же не пошли далее акад. А.Н. Яковлева, который считает „что в основе Мира лежит не материя, а информация: Первична информация, материя и дух — вторичны“.)

Другое утверждение авторов связано с моделированием информационных систем, которые обязательно должны рассматриваться как открытые (»система открытая — или никакая!"). Замкнутую систему можно изучать по частям, рассматривая отдельные уровни вложенности процессов, открытая же система существует только как совокупность всего, составляющего целое. Каким бы способом не выделяли из нее отдельный уровень, процесс или их совокупность, полученное всегда будет не более чем частной моделью. Конечно это не значит, что на основе замкнутой концепции нельзя реализовать некоторую реалию физического мира.

Изложение информодинамики начинается с предложенной авторами инструментальной теории интеллектуальных систем управления (ИСУ). В ней интеллект трактуется на открытой контекстно-зависимой основе, в противоположность общепринятому «математизированному», замкнутому, модельному подходу к нему. Теория ИСУ была разработана в связи с необходимостью обобщенного рассмотрения фундаментального свойства информации — управление для системно сложных объектов.

Далее под общим названием «Согласованный Мир информодинамики» рассматривается теория структурной согласованности (ТСС) и сама новая наука на ее основе — информодинамика. ТСС можно рассматривать как современный вариант общей теории открытых систем (А.А.Богданов, Л. фон Берталанфи), как не только теоретическую, но и практически полную разработку, которую можно назвать «технологией познания».

В основу построения ТСС изначально закладывается природной существующий принцип взаимодействия «всего со всем» — аксиома открытости, обобщающая три свойства реального мира, которые до сих пор традиционно считаются независимыми: квантованность (дискретность) мира, обобщенный закон сохранения, принцип дополнительности (комплементарности).

Все остальное ТСС — чистая феноменология, установление тех общих законов (правил), которые непреложны для всех без исключения систем, обладающих способностью существовать в режиме активного взаимодействия с окружающим Миром. ТСС — это универсальная метатеория (метатехнология), по мнению авторов защищающая нас от засилья так называемого «модельного подхода» и текущего «аксиоматического обоснования», на основании подбора составных частей которых в системно-сложных ситуациях можно получать любые доказательства и подтверждения.

Информодинамика «сама по себе» для нужд утилитарных вроде бы непригодна, она может лишь две вещи: объяснить устройство информационной машины, интеллекта; установить вид свободной волны динамического структурного поля, которая оказывается дополнительно-подобной структуре физической (энергетической) Вселенной. Однако этим информодинамика в корне меняет представление и о прикладных, и о фундаментальных теориях, и о процессе познания в целом. Открытые системы существуют как непрерывный процесс взаимодействия, Мир открытых систем — это Мир динамический.

Вне всякого сомнения к информодинамике можно относиться подозрительно, в особенности если уже в первой работе не показать ее практических возможностей. Поэтому прямо в состав науки, одним из ее разделов авторы вводят несколько примеров прикладного использования инфородинамики для исследования сложных.

Во-первых, авторы предлагают рассмотрение проблемы создания информационной машины — проекта устройства, копирующего живой человеческий мозг и целиком основанного на информодинамических построениях. Задача доведения этой машины до реализации вряд ли намного сложнее и дороже проектов современных суперкомпьютеров, но только в части ее аппаратной реализации. Проблемным остаются два вопроса. Такую машину невозможно запрограммировать в обычном смысле, для их «полезного существования» потребуется воспроизвести популяции таких машин, скопировать и всю технологию воспроизводства естественного интеллекта, технологию воспитания и обучения. Но, в принципе это вопрос разрешимый. Другой вопрос — насколько мы готовы к встрече с другим разумом и, вообще, всегда ли мы можем или хотим понять, что встретились с ним?

Во-вторых, это проблемы космогонических построений для единого информационно-энергетического Мира. Поставив задачу изучения феноменологии и законов открытых систем мы просто не имеем право обойти стороной вопрос об обустройстве «самой большой» из них, совокупности всех существующих систем, Вселенной-как-целого. Выводы, впрямую следующие из информодинамической концепции, конечно не «новая физика», но пример того, как можно устроить целостную концепцию картины Мира, если сосредоточиться не на собирательстве гор фактов и изобретении экзотических формализмов и «моделей», а на том как должны взаимодействовать уже известные факты и формализмы.

Информодинамика — чрезвычайно сложная наука и не только потому, что оперирует фундаментальными категориями, столь далекими от практического понятийного аппарата. Ее сложность заключается прежде всего в необычном, в какой-то мере революционном подходе к информационным теориям и концепциям. Интересно, что это понимают и авторы: «Заранее согласны — воспринимается это все достаточно трудно, но поверьте, и изложить в первый раз нелегко. Зато результаты, похоже, вполне достойны трудов. Информация (в общем смысле, как природное явление, феномен) — это многоуровневая система вложенных динамических процессов взаимодействия потоков данных (текстов) и структур (контекстов), организованная в соответствии с законами (правилами) балансировки потоков как внутри уровней (текстов и контекстов), так и взаимобалансировки уровней. В целом феномен информации оказывается равноподобен феномену интеллекта (разума)».

Обобщая все вышесказанное об информодинамике, можно определить, что она описывает и изучает информационную составляющую Вселенной и ее законы, дает то главное, что всегда надо искать в общесистемных построениях — понимание сущности информационных явлений, их взаимосвязи и связи с явлениями энергетическими, включая в совокупность информационных явлений и интеллект, и разум, вообще все процессы с динамикой высоких порядков.

Заключая обзор наиболее, на наш взгляд, интересных и плодотворных подходов к Общей теории информации, следует сказать, что все они — традиционный общесистемный, информологический, информодинамический — несомненно имеют важное научное значение и могут выступить основой для развернутого построения Общей теории информации. Возможно эти построения необходимо произвести с использованием отдельных элементов каждого из подходов, т.к. при всей их кажущейся несовместимости они принципиально сходятся в главном — рассматривают феномен информации как безусловно философскую категорию. Однако, как это сделать мы сказать и даже представить себе не можем.

Продолжение статьи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.