12 Jan 13:56 avatar

Парадигма ИВ устарела? Дискуссия вокруг американской теории ИВ


Автор: Тимоти Л. Томас (Mr. Timothy L. Thomas) | Перевод: Суржик Дмитрий Викторович | Источник: Центр Иностранных Военных исследований (Foreign Military Studies Office, FMSO). Форт Ливенфорт, Канзас (Fort Leavenworth, KS)


Аннотация
Термин «информационная война» (ИВ, information warfare, IW) использовался на протяжении 1990-х годов для того, чтобы описать один из аспектов разворачивавшейся революции в военном деле (revolution in military affairs, RMA).* Современное состояние технического прогресса позволяет говорить об интеграции процессов обработки информации человеком и машиной, — что еще десять лет тому назад не могло никому прийти в голову. В результате, старая парадигма ИВ более не пригодна. Это положение взывает к обсуждению новые парадигмы и термины. Будущее покажет, будут ли теоретики из Пентагона и дальше употреблять термин «информационная война» или же придумают новые термины для определения угроз безопасности страны, принадлежащие к военному словарю, как методы обороны или влияния, или же оставят монополию концепции ИВ, зонтиком укрывающей других. Или же Пентагон просто модернизирует (update) теорию ИВ, возможно, развивая концепции «информационного мира» (Information Peace) или «разумных машин» (Mind-Machine), которые дополнят ИВ.


Введение
Многие военные аналитики полагают, что завершение «холодной войны» ознаменовало конец эры обычных вооружений. По их мнению, был сделан поворот к оружию, основанному на технологических достижениях, порожденных RMA. Эта концепция активно обсуждалась в течение нескольких лет. Как заметил один исследователь, будущие историки с полным на то основанием смогут назвать 1993 и 1994 годы периодом, в течение которого американские военные и связанные с ними институты относились к информационной войне, как к мосту между заповедями (precepts) «холодной войны» и новыми глобальными реалиями Информационного века (the Information Age). Этот посыл стал фундаментом, с которого огромными скачками началось движение сообщества национальных служб безопасности (the national security community). (Berkowitz, 1997, pp. 175-190.)

Американские промышленность и бизнес были первыми, кто осознал мощь технологий века Информации (information-age technologies). Вскоре за ними последовали военные. Интернет, как известно, был военно-исследовательским проектом с целью создания разветвленной сети коммуникаций, которая могла бы работать, даже если бы некоторые ее узлы были уничтожены. Министерство обороны [США – Прим. перев.] смогли применить эти технологии для снабжения и принятия административных решений, а также создало наступательное и оборонительное оружие, которое может обрабатывать информацию быстрее и с большей точностью, чем противники. Потрясающая эффективность этих возможностей была впервые продемонстрирована [118] в ходе войны в Персидском заливе. Победа коалиции над Ираком была названа боевым крещением информационных технологий (the first battlefield reliance on information technologies to achieve victory).

Американские военные теоретики попытались включить этот новый акцент, сделанный на технологиях, в рамки общей доктрины. Итогом стала совместная публикация JP 3-13 «Общая доктрина ведения Информационных Операций» (Министерство обороны, 1998 г.) (Joint Publication 3-13, “Joint Doctrine for Information Operations.” (DoD, 1998)). Здесь также был затронут вопрос и об информационных войнах. Изложенные там новые идеи были, как следствие, плохо разработаны, а термины раскрыты не полностью. Вводившиеся там очень важные понятия, давались впервые (were stepping into totally unmapped territory) и были слабо подкреплены ссылками, за исключением существовавших доктрин психологических операций (psychological operations, PSYOP), оперативной безопасности (operational security, OPSEC), военного обмана (military deception) и других подобных им. Тем не менее, надо признать, что была проделана превосходная работа. Информационные операции (ИО, Information Operations, IO) и ИВ использовались как метафоры для описания технологических изменений, затрагивавших как мирную жизнь, так и военное время.

Однако, недавно идеологи (conceptual writers), работавшие над доктриной ИВ, сделали несколько радикальных изменений. Наиболее важным из них для настоящей статьи является то, что понятие информационных войн было удалено из списка военных терминов. Подобный ему термин «информационные операции» используется сейчас для обозначения всех функций, связанных с процессами и оружием века Информации. Этот решительный шаг показал, что пришло время также пересмотреть некоторые концепции, связанные также с ИО. Как доказали упомянутые аналитики, ряд жизненно важных терминов, вокруг которых строилась идея информационных операций, до сих пор остается слабо разработанным, а некоторые международно принятые понятия, которые могут поддержать теорию информационных операций, совершенно отсутствуют в американском лексиконе. Более того, появляются новые идеи, раскрывающие суть Информационного века. В этой статье предпринимаются попытки дать некоторые рекомендации по «сжатию» (to tighten up) терминологии (особенно – для таких понятий, как «информационное превосходство» (information superiority, IS)) и уделить должное внимание другим потенциальным подходам, один из которых будет изложен ниже.

Скачать файл [doc, 210 кб]

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.