16 Jan 20:19 avatar

Ещё одни размышления о разведке. Часть №2


Автор: независимый эксперт Генрих Лемке, 17.02.2008


Ещё одни размышления о разведке. Часть 1
Объект (объекты) разведки
По утверждению моего визави — ОБЪЕКТОМ разведки является ИНФОРМАЦИЯ. При всём уважении к теоретическому и практическому багажу и опыту г-на А. П. Веревченко, я ни в коей мере не могу согласиться с подобным утверждением.

ИНФОРМАЦИЯ является НЕ ОБЪЕКТОМ, а ПРОДУКТОМ разведки и материалом, с которым она постоянно и непосредственно работает.

Информация по определению — знания или опыт, зафиксированные на (в) том или ином виде информационного носителя, обеспечивающего передачу этих знаний или опыта между различными потребителями информации. Следовательно, существуют моменты, когда информации как таковой ещё вовсе не существует, например, когда некое явление, событие или активность конкретного ОБЪЕКТА исследований происходит в отсутствие живых свидетелей или аппаратных средств, способных осуществить фиксацию и запись происходящих событий, явлений или активности на некий информационный носитель.

Хорошо когда для принятия насущных управленческих решений требуется информация уже имеющаяся в доступных информационных ресурсах (в дальнейшем, для большего удобства, будем именовать конкретный информационный ресурс — ИСТОЧНИКОМ ИНФОРМАЦИИ). А если таковой информации, например, абсолютно новых знаний, не существует в природе вовсе? В этом случае, прямое предназначение разведки или специальных исследований, получить такое знание, например, посредством осуществления цикла исследований, используя системный научный подход или непосредственным наблюдением, но вовсе не за информацией (которой ещё не существует), а за конкретным ОБЪЕКТОМ разведывательной разработки и / или его активностью.

В военном деле, в войсковой тактической разведке под термином «объекты разведки» обычно понимаются силы и средства противника, инженерные сооружения, объекты гражданской инфраструктуры, предметы местности, представляющие опасность для наших войск или имеющие определённое военное значение. Иногда объектом разведки выступают условия рельефа местности, например, наличие брода на реке, способного обеспечить форсирование (переправу) водной преграды воинским подразделением. В зависимости от размера и характера расположения на местности, объекты разведки делятся на точечные, линейные и площадные. По степени подвижности объекты делят на три группы: подвижные, малоподвижные и стационарные и т. д.

Что касается разведки КОММЕРЧЕСКОЙ, то её ОБЪЕКТАМИ выступают внешние риски, угрозы и возможности рыночного происхождения, влияющие на возможности достижения компанией намеченных стратегических целей бизнеса.

Если информация об этих ОБЪЕКТАХ имеется в доступных источниках информации, то система коммерческой разведки получает её по процедурам, определённым порядком доступа к такой информации. Если же информация об этих ОБЪЕКТАХ, по тем или иным причинам, недоступна, или такой информации (знания) вообще не существует в природе, то в этом случае, используя активные методы поиска и получения информации, или же используя обычный научно-исследовательский инструментарий, система коммерческой разведки получает (восполняет) недостающую информацию САМОСТОЯТЕЛЬНО.

Такой порядок действий, свойственен и другим видам разведки в иных сферах исследований, например в военной или политической разведке. В самом деле, возможно ли представить, например, командира воинской части, который на запрос разведывательной информации от своего органа военной разведки получает ответ, что, мол, информацию предоставить не можем, поскольку её нет в доступных нам информационных ресурсах (источниках информации) и надо ждать, пока она там не появиться. Нет! Задача системы военной разведки ликвидировать информационные разрывы и пробелы в информации, требующейся для успешных боевых действий, и для этого она задействует активные методы и средства поиска и получения требуемой информации.

Риски, угрозы и возможности — определения достаточно размытые для конкретных ОБЪЕКТОВ разведывательных исследований. На самом деле, конкретные ОБЪЕКТЫ коммерческой разведки это вполне конкретные субъекты, события и явления коммерческой сферы деятельности. Например, конкретные конкуренты, конкретные технологии и ноу-хау, конкретные тренды рынка и рыночная конъюнктура. ОБЪЕКТЫ коммерческой разведки конкретизируются в процессе «алгоритма выявления объектов и целей коммерческой разведки» — стандартизированного инструмента определения конкретных объектов и целей разведки для КОНКРЕТНОГО предприятия и особенностей его бизнеса.

В своей статье г-н А. П. Веревченко утверждает, что полнота информационных ресурсов — важнейшее условие работоспособности системы разведки. Однако с этим трудно согласиться. А что если информационные ресурсы НЕПОЛНЫ? Получается, что разведывательная система не сможет эффективно работать? Но не сводим ли мы в этом случае систему разведки к функции простого пользователя ДОСТУПНОЙ информации?

Разве не должна система любой разведки, в том числе разведки коммерческой, быть способной к самостоятельной исследовательской работе, результатом которой будет восполнение недостающей информации или вообще не имеющихся в природе знаний?

Задача системы разведки, как правило, всегда упрощается тем обстоятельством, что на самом деле, она решает блок весьма узкоспециализированных задач.

Верность утверждения автора статьи «Споры о разведке»: «Поэтому правильнее считать, что объектом разведки являются информационные ресурсы...» также вызывает большое СОМНЕНИЕ. Технологическая цепочка работы разведчика-аналитика по поиску или добыванию информации строиться следующим образом: цель разведки >> идентификация объекта разведки >> поиск источников информации, располагающих информацией об объекте разведки.

Трудно и нелогично представить технологическую цепочку следующего образца: цель разведки >> поиск источников информации, располагающих информацией об объектах разведки >> идентификация объектов разведки. В этом случае, особенно если разведчик-аналитик недостаточно опытен, велика вероятность неверной идентификации конкретных ОБЪЕКТОВ разведки и появления ложных или несущественных объектов разведки.

В самом деле, я военный разведчик и моя конечная цель — способствовать разгрому врага, предположим я имею значительный массив источников информации о различных объектах противника (см. вышеприведённые объекты войсковой тактической разведки), возникает вопрос — информацию в отношении какого конкретного ОБЪЕКТА (или объектов) разведки я должен искать и использовать?

Задача существенно упрощается, когда я вначале идентифицирую подлежащие изучению ОБЪЕКТЫ разведки на основе целей разведки, а уже затем начинаю поиск информации или исследования событий (явлений), относящихся к этим объектам.

Итак, я снова военный разведчик и моя конечная цель — способствовать разгрому врага, мне известно, что на переднем крае, противостоящей мне обороны противника базируется 5-й бронетанковый корпус армии ФРГ, поддерживаемый 3-й артиллерийской бригадой армии США и 72-й воздушно-десантной дивизией США. Теперь вопрос. В отношении каких ОБЪЕКТОВ разведки в данном и конкретном случае мне следует изыскивать, получать и исследовать информацию и кто или что может являться её источниками? Именно теперь пришло время посмотреть ДОСТУПНЫЕ мне источники информации на предмет наличия информации об уже выявленных ОБЪЕКТАХ. А если таковой информации недостаточно или не имеется вовсе, не означает ли это, что уже пришла пора применить активные методы получения информации, входящие в инструментарий войсковой разведки (засада, налёт, поиск, заброска разведывательных групп и т. п.)?

Завершая вопрос рассмотрения ОЪЕКТОВ в КОММЕРЧЕСКОЙ разведке, я не могу не коснуться двух утверждений своего заочного визави г-на А. П. Веревченко с содержанием и смыслом которых я не могу согласиться КАТЕГОРИЧЕСКИ.

Утверждение первое.

«Конкретный перечень информационных ресурсов, являющихся объектом разведки, есть функция целей и задач системы»...

Старинный философский вопрос — Что первично: курица или яйцо? — можно перефразировать так — что первично в разведке — доступный перечень информационных ресурсов, или же цели разведывательной системы, ради которых она (система) и была создана? Ответ, однако, достаточно прост. Если предположить, что разведывательная система, кстати, непонятно, а зачем она такая нужна, полностью пассивна и неспособна самостоятельно получать или вырабатывать новые знания или недостающую информацию, то в этом случае приоритет информационных ресурсов очевиден. Однако не дай Бог информации, требующейся для принятия критических управленческих решений, не окажется в доступных информационных ресурсах или источниках информации. В этом случае систему разведки ожидает СТУПОР, полный КОЛЛАПС и невозможность эффективного решения возложенных на неё задач.

Если же мы оставляем за созданной разведывательной системой функцию и право на изучение и исследование ОБЪЕКТОВ разведки или их активности, результатом которых является получение отсутствующих знаний или восполнение недостающей информации, то в этом случае безусловный приоритет остаётся вовсе не за информационными ресурсами, играющими скорее вспомогательную роль в исследованиях, а именно за ЦЕЛЯМИ, ради которых система разведки и была создана.

Утверждение второе.

«Приняв в качестве объекта разведки — информационные ресурсы мы создаем единую методологическую основу для описания информационных систем и РАЗВЕДКИ, их инструментария, способов и методов ее ведения, независимо от проблемной (тематической) направленности информации, входящей в сферу интересов конкретных пользователей, и способов фиксации».

По данному утверждению я, как говорится в Одессе, имею высказать два замечания.

Во-первых, принятие в качестве ОБЪЕКТА разведки информационного ресурса (читай источника информации) — есть не что иное, как ОШИБКА в ОБЪЕКТЕ.

На каждый ОБЪЕКТ разведывательного интереса, как правило, приходится несколько источников информацию. Да, в целом ряде случаев источник информации действительно является ОБЪЕКТОМ специальных исследований. В разведывательной и правоохранительной деятельности такая ситуация свойственна, когда источником информации и одновременно ОБЪЕКТОМ исследований является физическое лицо — завербованный агент или сотрудник разведки, внедрённый в преступную или вражескую среду. При этом, данный ОБЪЕКТ одновременно выступает также в роли источника информации об ОБЪЕКТЕ непосредственного внедрения.

В значительной массе остальных случаев ОБЪЕКТОМ специальных исследований выступает всё же не источник информации, а конкретное лицо, организация, событие или явление, а также их непосредственная активность представляющие определенный интерес (ввиду опасности, ценности, важности или научного, коммерческого и т. п. интереса) для различных людей, структур, сообществ и т. п.

Во-вторых, задача "… создания единой методологической основы для описания информационных систем и РАЗВЕДКИ, их инструментария, способов и методов её ведения, НЕЗАВИСИМО ОТ ПРОБЛЕМНОЙ (тематической) направленности информации..." представляется абсолютно ИЗЛИШНЕЙ, если не АБСУРДНОЙ.

Вы можете представить себе универсальный комбайн, включающий в себя мясорубку, газовую плиту, холодильник, стиральную машину, гладильную доску с утюгом, телевизор, мангал, палатку, внедорожник амфибию, двуспальную кровать, туалет, кофеварку и т. д.?

Причём, чтобы каждая из перечисленных вещей работала лучше и качественнее чем отдельное изделие, произведенное узкоспециализированным производителем, специализирующимся именно на конкретном изделии.

Действительно, нужна ли нам единая методологическая основа разведывательной системы НЕЗАВИСИМАЯ от проблемной области исследований? Означает ли вышеприведённое утверждение то, что, к примеру, область вооружённого противостояния ничем не отличается от области, условий, рисков и возможностей залегания нефтегазоносных пластов? Сравним, к примеру, методологические основы войсковой тактической разведки, геологоразведки, метеоразведки, разведки рыбных промыслов и, для полноты картины, космической разведки спутника Юпитера, малой планеты «Европа».

Неужели во всех случаях методологические основы исследований одинаковы? Неужели во всех случаях риски, угрозы и возможности, с которыми столкнутся исследователи, различаются незначительно?

Возьму на себя смелость утверждать, что это не так. Например, фактор глубинного внутрипластового давления, существенный при разведке нефтяных и газовых месторождений не играет абсолютно никакой роли в исследованиях войсковой разведки.

Дело в том, что различные среды исследований, требуют различных инструментов, методов и подходов в специальных исследованиях. Различия в конечных целях исследований способны в ещё большей степени внести поправки в используемый инструментарий и методологию изучения конкретных объектов разведки.

Обращаясь к опыту и примерам разведки КОММЕРЧЕСКОЙ, и исходя из личного опыта, я берусь утверждать, что разведывательная система строительного холдинга будет значительно отличаться от разведывательной системы страхового общества, крупного ритейлера, финансово-промышленной группы или банка. Дело в том, что даже используя одинаковые методики исследований, но исследуя различные ОБЪЕКТЫ и преследуя различные ЦЕЛИ в различных сегментах бизнеса конкретные разведывательные системы, как вирус гриппа вынуждены изменяться и адаптироваться к конкретным и различающимся условиям бизнеса и окружающей его внешней бизнес-среде.

Нет! Создание единой методологической основы разведывательной системы НЕЗАВИСИМОЙ от проблемной области исследований ВОЗМОЖНО. Правда в этом случае мы как раз и получим тот самый универсальный комбайн с такой суммой параметров, требующих оперативного и текущего контроля, что это превратит эту единую методологическую основу в неповоротливого МОНСТРА, неспособного решать разведывательные задачи быстро, качественно и эффективно.


Цель (цели) разведки
Цель разведки — на самом деле важнейший, если не самый важный, элемент любой разведывательной системы. Ведь, возможности специальных исследований или разведки, собственно, и создаются ради достижения неких, но вполне конкретных целей. Причём в каждом отдельном случае цель разведки может иметь свой неповторимый и уникальный характер, а это, в свою очередь, влечёт изменение объектов разведывательного интереса и, следовательно, изменения в источниках информации о них.

Сравним. Одна цель разведки — способствовать разгрому противника. И совершенно другая цель, требующая иных методологических подходов — введение противника в заблуждение (операция по дезинформации).

Перефразируя старое правило иезуитов «Цель оправдывает средства», можно утверждать — цели не только оправдывают и назначают средства своего достижения, но и изменяют их, если изменяются сами.

Кто назначает цели разведки? Тот самый узкий круг ограниченных лиц, принимающих управленческие решения и нуждающийся в информационном обеспечении, подтверждающим эффективность и действенность этих решений.

Когда цели разведки могут считаться достигнутыми? Когда разведывательная информация или деятельность органа разведки оказала важное влияние, поддержку принимаемых управленческих решений и способствовала достижению поставленной цели — генеральной задачи деятельности организации. На войне такой генеральной задачей является разгром противника. В политике — достижение конкретной политической цели. В бизнесе достижение некоего коммерческого (технологического, производственного и т. п.) результата.

Есть впрочем, один существенный нюанс. К тому времени, когда цель организации должна быть реализована, разведывательная система уже должна выработать свой продукт — информацию и представить его лицам, нуждающимся в информационном обеспечении. Иными словами разведка во всех случаях должна работать на УПРЕЖДЕНИЕ, предоставляя продукт своей деятельности ЗАБЛАГОВРЕМЕННО, т. е. до момента принятия управленческого решения и оставляя запас времени на принятие соответствующих решений и действий собственной организации.

Указанный нюанс предполагает работу разведывательной системы в т. н. проактивном режиме, т. е. по кругу задач и объектов, определяемых также заблаговременно, с запасом времени на их изучение и подготовку разведывательной информации до запланированных по времени отчётов руководству, нуждающемуся в информационном обеспечении своих решений.

Военная разведка, например, ведет разведку потенциального противника и в мирное время, ведь это позволяет вскрыть его подготовку к агрессии и принимать соответствующие меры противодействия.

В КОММЕРЧЕСКОЙ разведке ЦЕЛЯМИ разведывательной системы выступают стратегические ЦЕЛИ бизнеса, отсроченные от момента текущего бизнеса на сроки от года до трёх и более. Именно эта временная отсрочка позволяет системе КОММЕРЧЕСКОЙ разведки вплотную осуществлять исследования ОБЪЕКТОВ заблаговременно, риски, угрозы и возможности которых, влияющие на возможность достижения стратегических целей бизнеса компании относятся буквально к «завтрашнему дню».

Подобный порядок работы коммерческой разведывательной системы позволяет ей ЗАБЛАГОВРЕМЕННО получать информацию о будущих рисках, угрозах и возможностях и доводить её до сведения лиц, принимающих управленческие решения.


Задачи, решаемые в процессе достижения цели (целей)
Круг задач, решаемых в процессе достижения целей разведки, в общем плане описывается широко известным, и применяемым практически во всех разведслужбах и специальных органах мира пятиступенчатым разведывательным циклом, включающим в себя следующие элементы:
  1. Планирование и целеуказание;

  2. Сбор — добывание информации;

  3. Первичную обработку полученной информации;

  4. Систематизацию, анализ и синтез информации и выработку новых знаний;

  5. Распространение и рассылку полученных данных потребителям и пользователям.
Конкретное содержание и детализация отдельных элементов и параметров разведывательного цикла во многом зависит от конкретных ЦЕЛЕЙ организации и связанных с ними ЦЕЛЕЙ разведывательной системы.



Ещё одни размышления о разведке. Часть 3

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.