17 Jan 10:12 avatar

На тайной службе частного бизнеса


Автор: Сергей Чертопруд | Источник: Стра[тег].ру, 12.09.2003
Богат не тот, кто первым придумал велосипед, а тот, кто первым узнал об этом и сделал свой бизнес" — именно по такой жесткой формуле работает сегодня научное сообщество. А вместе с ним и спецслужбы… После окончания холодной войны многие «рыцари плаща и кинжала» переквалифицировались в охотников за экономическими и научно-техническими секретами.


Кто и как охотится
По мнению экспертов из США, особую остроту проблеме промышленного шпионажа придает тот факт, что он поставлен на государственную основу. Из 173 стран мира государственные инстанции как минимум 57 активно занимаются сбором секретной информации, принадлежащих на правах собственности американским компаниям. А правительства еще как минимум 100 стран тратят часть своего ВВП на покрытие издержек, вызванных промышленным шпионажем. Особенно отличаются в этом Германия, Япония и Франция, но их уже догоняют Россия, Китай и Южная Корея.

Методы шпионажа варьируются от традиционных (кражи, подкуп) до современных, с использованием высоких технологий. Для достижения результата применяются все мыслимые и немыслимые способы и пути, как то: слияния и поглощения, совместные предприятия и партнерства, международные программы обменов и общественные организации. Втянутые в добычу чужих секретов государственные службы активно вербуют иностранных студентов и служащих, переводчиков, консультантов, лоббистов, журналистов и т. п., используются различные международные форумы: выставки, ярмарки, научные симпозиумы и конференции.

По словам бывшего директора ЦРУ Гейтса (1991-1993), в настоящее время безопасность деловой информации все чаще оказывается под угрозой, причем источников опасности становится все больше. Неприятностей можно ждать как со стороны организованных преступных синдикатов и террористов, так и от разведывательных центров, финансируемых правительством.

Во время своего выступления на организованной ассоциацией Information Technology Association of America международной конференции специалистов по безопасности информации, которая прошла в середине 2000 г., Гейтс заметил, что в современном мире мощь страны определяется в первую очередь ее экономическими возможностями, поэтому многочисленные разведывательные службы уделяют вопросам бизнеса все более серьезное внимание. Правительства финансируют операции, в ходе которых изучается деятельность различных компаний, собираются сведения о намечающихся контрактах, обобщается информация о финансовом положении организаций и банковских операциях, анализируются события, которые могут отразиться на формировании цен на мировых рынках.

«Соответствующие структуры стремятся обладать полной информацией о состоянии рынка, а также данными о технологии производства и зачастую готовы поделиться ею с компаниями своей страны, — подчеркнул Гейтс, занимающий ныне пост декана Школы государственной и общественной службы имени Буша при Техасском университете. — Для получения важных сведений разведывательные службы активно используют многочисленные методы, разработанные в период холодной войны».

«Пожалуй, наиболее искушенной в этом отношении является французская разведывательная служба, — отметил Гейтс. — Впрочем, она отнюдь не одинока. Россия, Китай, Южная Корея, Индия, Пакистан, Германия, Израиль и Аргентина также занимаются сбором разведывательной информации в интересах национальных компаний. К этому перечню можно добавить многие другие страны».

Серьезная угроза исходит также от разведывательных служб развивающихся стран, которые активно применяют опыт, полученный их специалистами во время стажировки в Советском Союзе, государствах Восточной Европы и в ЦРУ в период холодной войны. В результате этого исторического противостояния численность профессионально подготовленных разведчиков-наемников заметно увеличилась.


О чем пишут в учебниках
Классический пример экономического шпионажа — получившая огласку «прослушка» в октябре 1995 г. ЦРУ торговых переговоров между Японией и США о возможных тарифах на японские автомобили представительского класса. Отчеты, основанные на звукозаписи, были затем переданы торговому представителю Соединенных Штатов. Американцы утверждают, что тайно собранная информация не предназначалась для использования крупными компаниями — грубо говоря, ЦРУ не работало по заказу «Дженерал моторс», а полученные данные были отнесены к категории информации, представляющей национальный интерес.

Другой пример — использование системы «Эшелон» для нужд американского бизнеса. Например, в 1990 г. 200-миллионная телекоммуникационная сделка между Индонезией и японской NEC расстроилась после того, как Агентство национальной безопасности (АНБ) перехватило переговоры участников. Тогдашний президент Джордж Буш был в курсе. Контракт в итоге был поделен между NEC и американской AT&T. В 1994 г. «Эшелон» следил за переговорами между Бразилией и французской телекоммуникационной компанией Thomson, в итоге 1,3-миллиардный контракт ушел к американской корпорации Raytheon.

Хотя шпионят не только американцы, но и их постоянные партнеры — канадцы. Недавно стало известно, что еще в 80-е гг. прошлого века Канада, подслушав американцев, включая ряд посольств США, перехватила 2,5-миллиардный контракт на поставку зерна в КНР.


Аналитики на тайной службе
Роль открытых источников в экономической разведке велика. В некоторых областях экономического анализа 95% используемой информации получают именно из официальных статистических публикаций, сообщений СМИ, экспертных оценок МВФ по странам.

Главный поставщик открытых исходных материалов в пределах ЦРУ — Информационная служба иностранных трансляций (FBIS), которая подчиняется директорату по науке и технике. FBIS выборочно транслирует и получает информацию из большого количества радио- и телепередач, газет, научно-технических и публицистических журналов, коммерческих баз данных, книг, подпольной литературы. При этом негласная деятельность ЦРУ также включает агентурную разведку (HUMINT), космическую съемку (IMINT) и радиоразведку (SIGINT). Космическая съемка включает спутниковые изображения. Например, когда США заинтересовались иракскими запасами нефти, спутниковая съемка иракских месторождений нефти помогла усилиям разведки.


А жертвы кто?
Утверждать, что только США активно использует ресурсы спецслужб для сбора информации экономического и научно-технического характера в интересах частного бизнеса — не совсем корректно. Часто Америка сама становится жертвой иностранных «государственных промышленных шпионов».

Экономические правонарушения и коррупция ежегодно забирают у компаний США 260 млрд. долл. внутри страны и еще 140 млрд. долл. в зарубежных операциях. И эти цифры ежегодно увеличиваются. Согласно сведениям Американского общества промышленной безопасности (ASIS), начиная с 1985 г. число случаев шпионажа относительно промышленных отраслей США возросло на 260%. Ныне количество дел об экономическом шпионаже, расследуемых ФБР, увеличилось почти в два раза по сравнению с 1994 г. За период с 1998 по 2002 г., по данным ФБР, число преступлений, подпадающих под статьи законодательства о промышленном шпионаже, увеличилось на 323%.

Согласно информации из других источников, США потеряло от кражи коммерческих секретов в 2001 г. 250 млрд. долл. Начавшаяся кампания борьбы с терроризмом потребовала перераспределения сил и ресурсов федеральных служб безопасности, в первую очередь ФБР, в ущерб противодействию промышленному шпионажу. На борьбу с террористами мобилизовано до 75% штатных сотрудников ФБР за счет других направлений.

По мнению американских наблюдателей, промышленный шпионаж начинает серьезно угрожать национальным интересам мощнейшей страны мира. То, что США, где ежегодные расходы на технологические разработки и исследования достигают астрономической суммы 600 млрд. долл., является основным объектом международного корпоративного шпионажа, не удивляет.

Как считают в ФБР, в промышленном шпионаже против США участвуют правительственные секретные службы многих стран, включая ближайших союзников и партнеров. Во время слушаний в конгрессе, в мае 2002 г., представители этого агентства, на которое возложены функции противодействия корпоративному шпионажу извне, огласило список 23 стран, где эта деятельность неофициально осуществляется государственными разведывательными службами. В этом списке наряду с Израилем, Англией, Германией, Францией значится и Россия.

Американское общество индустриальной безопасности (АSIS) ежегодно отмечает рост числа крупных американских корпораций, которые были затронуты актами шпионажа. Наиболее привлекательными оказались секреты IBM (компьютеры), Corning Inc. (специальные покрытия, оптика и полупроводники), Honeywell Corp. (авиакосмическое оборудование), Eastman-Kodak (фотооборудование, в том числе и для аэрокосмической съемки), AT&T (связь), General Electric (электротехника).

Представленный в начале 2001 г. конгрессу США ежегодный отчет Национального центра контрразведки отметил новые тенденции разведывательной деятельности, осуществляемой на территории страны иностранными компаниями, частными лицами, бизнесменами и, конечно, правительственными службами.

Как видно из доклада, большая часть усилий добыть коммерческую или финансовую информацию предпринимается частными лицами или компаниями. 55% информации добывается ими, 22% — правительственными службами и 20% государственными или управляемыми государством организациями (исследовательскими институтами, университетами и т. п.).

По словам авторов доклада, среди «промышленных шпионов есть сотрудники правительства и крупных компаний», но также и люди, которые не занимают никаких высоких должностей. Эти люди часто получают информацию, «просто общаясь с коллегами, или даже запрашивают данные официально, говоря, что они нужны им для работы».

«Вообще же, пока Америка остается ведущей сверхдержавой, то США будут оставаться и главной целью для иностранного промышленного шпионажа», — говорится в докладе Центра, который основан совместно ЦРУ, ФБР и еще несколькими американскими спецслужбами.

Впрочем, по словам некоторых независимых американских экспертов, «это еще вопрос, что называть коммерческим шпионажем», потому что у Америки, например, «в той же Франции есть своя сеть консультантов, которые фактически ищут там ту же информацию, что и французы в США».


Почему они делают это
«Новостью является не сам факт промышленного шпионажа, он существовал всегда, новость в прямом вовлечении разведок ряда стран в хищение промышленных секретов в интересах корпораций, — считает Вензке, эксперт, специализирующийся на этой теме. — Забудьте время, когда один шпион против другого означало ЦРУ против КГБ. В наши дни корпоративный шпионаж означает — французская разведка против IBM или „Мицубиси“ против „Форд мотор компани“. У Японии такая философия: зачем тратить 10 лет и миллиард долларов на исследования, когда за взятку в 1 млн. инженеру конкурирующей фирмы вы можете быстрее и эффективнее добиться тех же результатов. В этой стране только в апреле нынешнего года Министерство экономики и промышленности сделало первые робкие шаги, чтобы объявить промышленный шпионаж уголовно наказуемым деянием. Похоже рассуждают и во Франции — мол, конечно, Париж и Вашингтон являются военными союзниками, но они остаются экономическими конкурентами».

К лидерам шпионажа, работающим против американских фирм, относятся Франция и Япония. Специалисты утверждают, что французская разведка (DGSE) нацелена на аэрокосмическое оборудование, промышленные инструментальные средства и процессы, компьютерную индустрию и т. п. Правительство Франции признает, что непосредственно передает захваченные секреты французским корпорациям — разведка работает и для частного сектора.

Японская же разведка действует под прикрытием Министерства международной торговли и промышленности (MITI) и Японской внешнеторговой организации (JETRO). Обе организации передают собранную информацию японской промышленности. Имеются данные о том, что 80% усилий японской разведки, которые направлены на Западную Европу и США, сосредоточены на промышленном шпионаже, особенно на технологических достижениях и торговых секретах. По оценкам ЦРУ, одной из предпосылок того, что Япония вытеснила Соединенные Штаты с рынка микроэлектроники, стал тот факт, что 70% базовых данных для производства микрокристаллов было собрано японской разведкой.

Аналитики АНБ пришли в шоковое состояние, когда им удалось дешифровать и перевести перехваченные сообщения, предназначенные для Токио из вашингтонского офиса корпорации «Мицубиси»: они содержали не больше не меньше, как ежедневную аналитическую сводку ЦРУ, предназначенную для президента США и членов Совета национальной безопасности. Несколькими годами ранее сотрудники корпорации «Хитати» смогли проникнуть в Ай-би-эм, передав похищенные сведения через японское консульство в Сан-Франциско.


Россия — новое поколение «атомных шпионов»
Американские специалисты отмечают, что в последнее время и наша страна сконцентрировала основные усилия на промышленном шпионаже. Представители Службы внешней разведки России признают, что экономическая и коммерческая развединформация является одним из ее приоритетов.

По утверждению западных экспертов, закрывшаяся база радиоразведки в г. Лурдесе (Куба) использовалась для перехвата банковской и деловой информации. Этот пункт был крупнейшим в мире российским узлом радиоэлектронной разведки. ЦРУ оценивает деятельность России как экономический шпионаж, который является интенсивным и составляет угрозу национальной безопасности.

Мнение многих западных аналитиков однозначно — отечественные разведывательные службы собираются активно работать (а быть может, уже работают) с главными промышленными и финансовыми предприятиями страны, перенимая опыт Франции, Германии, Японии и Китая, которые доказали эффективность такого сотрудничества для подъема конкурентоспособности и технологического потенциала национальной экономики.

По мнению западных специалистов, экономический шпионаж в настоящее время обрел приоритетное значение по сравнению с военным и политическим. Три основных ведомства (СВР, ГРУ и ФСБ) создали гигантскую шпионскую сеть, насчитывающую около 100 тыс. сотрудников: агенты, внедренные в предприятия, СМИ и международные организации с целью получения полезной информации и оказания содействия российским компаниям в занятии прочных позиций на международном рынке.

Возрождение российских секретных служб может принести больше пользы, чем деятельность ПГУ в эпоху КГБ. Русские общины в демократических промышленно развитых странах сильно разрослись. Многие россияне обрели гражданство в соответствующих странах проживания, получив, таким образом, возможность посещать все страны ЕС. Многие из них получили право на проживание в европейских странах благодаря фиктивным бракам. Иными словами, огромное поле деятельности, где СВР и ГРУ могут многого добиться благодаря испытанным методам. Не стоит также забывать, что в России, с ее катастрофической экономической ситуацией, молодых талантливых людей всегда можно завербовать за небольшие деньги.


Патриоты или бизнесмены
Сейчас место «солдат» холодной войны заняли «экономисты», которые не только добывают секреты, но и помогают спецслужбам зарабатывать деньги на свое содержание. «Времена бессребренического, наивно-идеологического шпионажа, подобного деятельности супругов Розенбергов в США или советского генерала Дмитрия Полякова, минули безвозвратно, — считает специалист по вопросам разведки из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS). — Прежние идеологические барьеры рухнули, и шпионаж довольно цинично стал рассматриваться как обычный бизнес, не слишком отличающийся от торговли компьютерами, автомобилями или сигаретами...» Не важно, идет ли речь о торговле чужими или собственными секретами.

Специалисты называют несколько факторов, которые заставили рыцарей «плаща и кинжала» превратиться в промышленных шпионов. С одной стороны, в последние годы стремительно возросла стоимость инноваций — государства и крупные корпорации вынуждены все больше средств инвестировать в исследовательскую деятельность с труднопрогнозируемой отдачей. С другой стороны, сами инновации имеют тенденцию стремительно устаревать. Кроме того, в передовых странах фундаментальная наука все теснее срастается с крупным бизнесом. В результате возникла любопытная ситуация: инвесторам экономически стало выгоднее вкладывать средства не в саму инновационную деятельность, а в инфраструктуру по добыванию информации о ней.

Эксперты отмечают: деидеологизация шпионажа приводит к тому, что из разведки постепенно исчезают люди глобального мышления, какими были советский «нелегал» Абель или агент Филби. Как свидетельствует бывший оперативник ЦРУ Бэйер, «сложились упаднические настроения: всем кажется, что золотые времена джеймсов бондов утрачены навсегда, беззубость и бездуховность парализовали людей».

Даже если спецслужбы задействуют все ресурсы на борьбе с международным терроризмом, то число случаев промышленного шпионажа будет стремительно расти. Крупные корпорации будут инвестировать огромные средства в эту сферу деятельности. Да и сомнительно, что ведущие мировые державы откажутся от поддержки национальных компаний.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.