25 Jan 10:05 avatar

Деловая разведка - это настоятельная потребность любой корпорации

Автор: Александр Гайдуков | Источник: Альманах «Личности Петербурга» №1 Безопасность

— В былые времена разведдеятельность оставалась государственной монополией. А разведчиками были таинственные государственные служащие с «чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем». Но если в масштабах государственной безопасности для борьбы с конкурентами существовал экономический шпионаж, то на уровне крупных коммерческих предприятий верхушку этого айсберга благозвучно назвали деловой разведкой. Которая подразумевает……

Этически выдержанные и законодательно неограниченные сбор, систематизацию и анализ открытой информации по конкурентной среде заказчика. Например, в США с 1986 года существует Общество профессионалов разведки в сфере конкуренции (SCIP), накопившее большой опыт в разработке методик добывания, оценки и анализа информации, связанной с бизнес-окружением, конкурентной средой и с работой самой организации. У нас же, действительно, раньше это было прерогативой государственных служб, работавших только на свое правительство. В наше время – это настоятельная потребность любой корпорации, которая хочет жить и развиваться. Сегодня управляющие предприятий и менеджеры бизнес-подразделений не могут позволить себе очутиться на зыбкой почве неполной, или, что еще хуже, неточной информации о том, куда планируют двигаться их конкуренты, или о том, как те, кто еще не являются конкурентами, быстро и скрытно завоевывают свою долю рынка. Наконец, топ-менеджеры и владельцы корпораций начинают понимать, что победа сегодня всего лишь дает возможность быть конкурентоспособным завтра. Разница между американцами и нами в этой области, конечно, наблюдается и в законодательной базе. Там достаточно стройная система законов и поправок, определяющая поле, на котором можно играть. У нас сложнее. Количество законодательных и подзаконных актов не велико. Но хорошо, что они вообще есть, поскольку, хотя бы, конкретно оговаривают перечень сведений, которые не могут быть отнесены ни к служебной, ни к коммерческой тайне. Это сведения учредительных документов предприятий, бухгалтерская отчетность установленной формы, информация об объемах и ассортименте выпускаемой продукции, численности и качественном составе работающих, ряд других данных. Но информация о движении средств на банковских счетах является закрытой информацией – коммерческой тайной. Правда, добыть подобную информацию – дело техники. Причем, порою официально действующим сотрудникам правоохранительных органов это делать сложнее, чем тем, у кого служебных удостоверений никогда не было.

— Верно ли, что Александр Гайдуков явился инициатором создания в городе Ассоциации деловой разведки?

— Не совсем точно. Скажем, не без участия Александра Гайдукова создана Санкт-Петербургская региональная Ассоциация профессионалов безопасности предпринимательства и деловой разведки (сокращенно — Ассоциация «Профессионал»). Это некоммерческая организация, в составе которой пока пять участников. Мы достаточно долго проходили согласование в Антимонопольном комитете, затем в Регистрационной палате. На сегодняшний день мы не активизируем искусственно работу Ассоциации, решая сравнительно скромные задачи – информационный обмен и взаимодействие в деятельности охранных предприятий и «NS информ плюс». Нужна специфическая информация,– у нас она есть, а охранные предприятия являются носителями информации по конъюнктуре рынка соответствующих услуг. И вообще, один в поле – не воин. Но Ассоциация не претендует на исключительную роль среди структур по обеспечению безопасности и не замыкается в ведомственной принадлежности. Совершенно неважно, кто стоит у руля каждого из участников – выходцы из чекистской среды, МВД, армии, ГРУ, ребята, прошедшие школу спецназа. Конечно, опыт, который получали специалисты в КГБ, несколько отличается от того, чем владеют бывшие сотрудники уголовного розыска, РУОПа, или ОБЭПа. И мы с удовольствием работаем с профессионалами.

— Общеизвестно, что, практически все разведсведения добываются не глубоко законспирированными резидентами, а методом анализа открытых источников информации. Пресса, телевидение, компьютерные сети…

— В учебниках по контрразведке в свое время фигурировали цифры 70-80% по отношению к спецслужбам вероятного противника, работающим против СССР. Сохраняется этот принцип и в работе деловой разведки. С конца 1994 года мы первыми в городе из российских фирм занялись и обработкой открытой печати. Через год количество обрабатываемых изданий — от региональных до центральных – достигло пятидесяти четырех. В прошлом году «NS информ плюс» вступила в партнерские отношения с Национальной Службой Новостей с тем, чтобы размещать продукт нашей работы на специальном сервере. Я считаю это направление достаточно перспективным: информационные потоки очень велики, и при грамотном подходе в них удается находить то, что интересует наших заказчиков… У многих клиентов непосредственными потребителями нашей информации являются службы безопасности. Хотя, когда речь заходит об изучении конкурентной среды, пользователями становятся и соответствующие маркетинговые подразделения, которые, изучая конъюнктуру, сталкиваются с конкурирующими фирмами. Точно так же, как изучает этот аспект и служба безопасности для избежания проявлений недобросовестной конкуренции. Кстати, в последнее время для определения работы в области деловой разведки часто используется, на мой взгляд, не совсем обоснованный термин – информационная безопасность. Но информационная безопасность – сохранность информационных ресурсов самого пользователя. Для обеспечения такой сохранности существует комплекс технических и организационных мероприятий.

— Чем объясняется соседство в одном офисе фирмы, руководителем которой является Александр Гайдуков, и Ассоциации ветеранов спецназа КГБ «Вымпел»?

— Так получилось исторически. В свое время мы въехали в это помещение вместе с несколькими фирмами-партнерами. В их числе впоследствии оказалась и организация-участник Системы Коллективной Безопасности ветеранов спецназа КГБ СССР – охранное предприятие «Грант-Вымпел». Кстати, другой сосед, учрежденный при участии «NS информ плюс» — Специализированный Деловой Центр по информационной безопасности и специальным техническим средствам (сокращенно – СДЦ), который имеет первые на Северо-Западе три лицензии Управления ФСБ на разработку, производство и продажу специальных технических средств негласного съема информации.

— Одним из направлений деятельности «NS информ плюс» является психологическое обеспечение безопасности бизнеса…

— Пожалуй, больше никто на таком высоком профессиональном уровне этим специфическим направлением деятельности в Санкт-Петербурге не занимается. У нас разработаны уникальные методики, которые позволяют оценивать кандидатов при приеме на работу, сотрудников фирм, трудовые коллективы именно с точки зрения их надежности. Причем выделяются, так называемые, «группы риска» для фирмы, — то есть те люди, которые при некоторых обстоятельствах могут нанести определенный урон безопасности предприятия.

В последнее время участились обращения к нам с просьбой составления психологических портретов конкурентов. В данном случае также используются уникальные методы: составление психологического портрета по видеоматериалам, оценка продуктов деятельности изучаемого, психографологическая экспертиза, гетерооценочная экспертная оценка и т.д.

Вообще, нами шесть лет разрабатывалась методика выявления лжи и неискренности в ходе общения. На наш взгляд она получилась довольно действенная, и особенно привлекает бизнесменов, которые постоянно сталкиваются с «нечистыми на руку» предпринимателями. Кстати, уже два года как мы используем в своей работе полиграф («детектор лжи»).

— Правда ли, что этот диковинный заморский аппарат появился на Северо-Западе страны благодаря фирме «NS информ плюс»?

— Начнем с того, что наше Агентство является здесь эксклюзивным представителем двух российских и одной американской фирмы. Первое знакомство наших соотечественников с «детектором лжи» произошло по фильму «Ошибка резидента», когда о компьютерных полиграфах величиной с две сигаретные пачки даже не помышляли. Приобрести его сейчас может любой, кто способен выложить из кармана от четырех до двенадцати тысяч долларов, так как к лицензируемой технике контактный полиграф пока не относится. Но приобрести прибор мало: надо еще подготовить высокопрофессионального специалиста, который сможет работать на этой технике. В противном случае им можно забивать гвозди, и это будет самый дорогой молоток в мире. А самому научиться работе на полиграфе невозможно. Поэтому, в этом году на базе нашего Агенства совместно с московской школой полиграфолога Коровина, которая, на наш взгляд является сейчас самой сильной в России, создан единственный на Северо-Западе центр подготовки пользователей прибора.

— Но как можно с уверенностью утверждать, что этот человек, например, украл, а тот – не виновен?

— Объективность обследования достигается тем, что снимаются психофизиологические показатели сердечно-сосудистой системы, дыхания, потоотделения и другие. Это все реакции подсознательного уровня. У каждого человека, когда он врет или находится в стрессовой ситуации, определенным образом реагирует подсознание. Каким бы волевым человек не был, как бы не выравнивал, например, дыхание, он не сможет контролировать все остальные свои реакции, которые фиксирует прибор. Кроме того, опытному полиграфологу сразу видно оказываемое обследуемым противодействие.

— А как же соблюдение прав человека?

— Это тоже предусмотрено. Ни один человек в мире не может быть подвергнут тестированию без его личного согласия. И перед тем как сесть под датчики, он подписывает заявление о добровольной проверке. Кроме того, не могут быть подвержены обследованию на полиграфе лица, перенесшие болезни сердца, психически больные и подростки без согласия родителей. Существует и незначительное число повышенно тревожных людей, реакции которых не могут быть адекватно оценены, поэтому, если такой человек установлен в ходе тестирования, то обычно оператор прекращает обследование. Так что все нормы человеческого и медицинского права соблюдены. Главное, чтобы человек, использующий услуги «детектора лжи» не попал к шарлатанам.

— Может ли человек обратиться к полиграфологу с тем, чтобы получить подтверждение своей невиновности? И будет ли это подтверждение принято следствием?

— Далеко не во всех странах, и даже не во всех американских штатах, данные полиграфа используются судами в качестве доказательств. В России полиграфической практики до недавнего времени не было (он использовался только в спецслужбах). И на современном этапе данные полиграфолога будут использоваться лишь как ориентирующий фактор, исходя из положения судьи или работника правоохранительных органов. Что касается коммерческих структур, работодатель, получив заключение о 92-98% невиновности или наоборот, принимает собственное решение о дальнейшей судьбе своего работника. Были случаи, когда приходили жены с просьбами проверить мужей на супружескую верность. Однажды нам удалось доказать, что муж «не ходил налево», а через некоторое время ревнивица наняла детективное агентство – для получения дополнительных гарантий.

— Почему капитан госбезопасности Гайдуков решил закончить свою карьеру в органах?

— Просто реальность вошла в грубый диссонанс с моими представлениями о службе. Тем не менее, я благодарен судьбе за то, что довелось работать в КГБ. Мне повезло, с начальниками. Вспоминаю их с чувством благодарности и большого уважения. Они научили меня аналитически мыслить…

— Так, может быть, отсюда начался дальнейший бизнес?

— Скорее всего. Когда в 1993 году московским коллегам, которые занялись информационным бизнесом, потребовались надежные партнеры в Питере они обратились ко мне.

Гайдуков Александр Леонидович
Родился в 1961 году в семье рабочего. Образование высшее – Ленинградский институт авиационного приборостроения. В студенческие годы «шабашил» на строительстве домов в Коми. По окончании института работал в НПО «Азимут», затем был направлен на Высшие курсы КГБ СССР в Минск. Находился на оперативной работе. Уволился в звании капитана в 1991 году.

В 1979 году увлекся каратэ. Дважды занимал первые места на Открытом первенстве по рукопашному бою Управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Женат. Двое детей. В конце прошлого года приобрел квартиру. Имеет личный автомобиль Plymouth Colt Vista. До этого – отечественная «девятка», затем – американский Ford Escort. Хобби – автомобили как средство передвижения. Поскольку до сих пор не перестает удивляться, как люди додумались изобрести четырехколесное чудо. За последний год оттестировал порядка двух десятков иномарок. Президент Санкт-Петербургской региональной Ассоциации профессионалов безопасности бизнеса и деловой разведки. Учредитель и директор агентства деловой информации «NS информ плюс».

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.