24 Mar 13:13 avatar

Негосударственная экономическая разведка. Американский опыт

Автор: Вячеслав Демин | Источник: БДИ-Безопасность. Достоверность. Информация. (Санкт-Петербург) 17.06.2002г. №3 стр.26-28
Вячеслав Демин заслуженный работник высшей школы РФ, доктор экономических наук, профессор

В России в последние два года наблюдается огромный интерес к конкурентной разведке (которую также иногда называют экономической, деловой, маркетинговой и бизнес-разведкой). Создаются специальные подразделения в фирмах и самостоятельные компании, занимающиеся конкурентной разведкой, проводятся различные семинары по данной тематике в Москве и Санкт-Петербурге, публикуются монографии и статьи. На рынке услуг по безопасности предпринимательства, видимо, наступает новый этап, когда разведывательная информация становится крайне востребованной.

На Западе бум в создании частных организаций экономической разведки пришелся на 90-е годы прошлого столетия. Этот процесс связан в первую очередь с окончанием «холодной войны», когда многие профессионалы спецслужб уходили с государственной службы и предлагали свои услуги частному бизнесу.

Вторая причина — деньги. Частная разведывательная деятельность приносила значительно больший доход, чем государственная. Так, в 2002 году в США средняя зарплата старшего аналитика, занимающегося конкурентной разведкой, составляла 62, 5 тысячи долларов в год, а доход руководителя службы (отдела) разведки — более 90 тысяч долларов. По мнению бывшего координатора всех французских спецслужб К. К. Мельника (внука врача семьи последнего российского императора Е.С. Боткина), «в Америке стало гораздо выгоднее заниматься экономической разведкой, а не сидеть в ЦРУ».

Третья причина — усиление конкурентной борьбы и расширение масштабов экономического шпионажа.

Рассмотрим деятельность наиболее известных частных разведывательных американских и западноевропейских фирм. В США наибольший интерес вызывает деятельность компании Open Sources Solution (OSS), которая была основана в начале 90-х годов XX века бывшим сотрудником ЦРУ Р. Стилом (Robert Steel). Фирма специализируется на обработке данных из открытых информационных источников и последовательно расширяет свой бизнес. По мнению экспертов, Стил уже не довольствуется анализом сведений, почерпнутых из иностранных печатных изданий, теле- и радиопередач, а также предназначенных для опубликования, отчетов частных банков и фирм. Судя по некоторым данным, в интересах своих заказчиков, в число которых входят видные представители американского делового и политического мира, он намерен воспользоваться возможностями радиоэлектронного перехвата, а также контроля за каналами сети Интернет. Об этом свидетельствует, в частности, факт приема на работу в OSS нескольких опытных специалистов в данной области. В их числе, например, Дж. Херринт (Jan Herring), знаток технических разведывательных систем, основавший в 1983 году отдел экономической разведки в компании Motorola. Новым сотрудником OSS стала также М. Колл (Melissa Call), видный специалист в сфере информационных технологий и финансовой разведки, имеющая значительный опыт работы в одной из служб радиоэлектронного контроля министерства обороны США О принимаемых Р. Стилом мерах по перестройке деятельности своей компании свидетельствует и приглашение на руководящую должность в OSS Г. Колба (Guy Kolb), исполнительного директора американского общества частных профессионалов в области экономической разведки (Society of Competitive Intelligence Professionals -SCIP), отличающегося незаурядными организаторскими способностями.

В апреле 1997 года Стил обратился в конгресс США с протестом против намерений руководства ЦРУ прекратить реализацию программы разведки по открытым источникам. При этом он утверждал, что данный вид «легального шпионажа» (в России принят термин «легальная разведка») имеет большое будущее, поскольку развитые государства уже не в состоянии полностью контролировать потоки закрытых документов и уровень их секретности будет постепенно снижаться. Он, в частности, указал на то обстоятельство, что только в США в 1996 году было истрачено на обеспечение официального секретного делопроизводства $5, 2 млрд. и дальнейшее повышение подобных расходов даже Америке уже не по карману (в приведенную цифру не включены затраты на контроль за секретными документами в американских спецслужбах). К тому же «бумагооборот» государственных учреждений активно переводится на электронные носители информации. Здесь-то и открывается широкое поле деятельности для разведки по «открытым источникам» — таким, например, как подключенные к сети Интернет слабозащищенные компьютерные системы, в которые нетрудно проникнуть специалистам.

Р. Стил предложил администрации США создать на базе своей компании «виртуальное разведывательное сообщество», которое обеспечивало бы американское правительство разведданными «открытых источников», в том числе и за счет растущих возможностей «обработки» международной электронной почты. При этом он гарантировал предоставление Белому дому информации «высшего класса по самой низкой цене».

Кроме того, по его оценке, военно-политическому руководству США будет требоваться все больше разведданных о положении в странах «третьего мира», особенно в тех районах, где планируется проведение «миротворческих» операций (прогноз Р. Стила полностью подтвердился, о чем свидетельствует нынешняя ситуация в мире). Государственные спецслужбы, как правило, не располагают там необходимыми для получения таких сведений позициями, тем более, что после окончания «холодной войны» многие спецслужбы значительно сократили число и численность резидентур и потеряли агентуру. Их-то, по мнению Стила, и призвано заменить «виртуальное разведывательное сообщество» частных «специализированных» компаний, действующих «по законам рынка».

Инициативы, выдвинутые этим опытным и влиятельным «лоббистом» разведывательного бизнеса, свидетельствуют о наметившейся в США тенденции ко все более активному привлечению частных спецслужб к информационному обеспечению американской политической элиты. При этом подобные фирмы вряд ли будут обходиться одними лишь «открытыми источниками». Современная практика показывает, что они создают собственные, весьма эффективные агентурные сети. Действия же Р. Стила по реорганизации OSS позволяют судить о том, что контроль за телекоммуникациями и компьютерными базами данных уже не является для них неразрешимой задачей.

США является родиной корпоративного шпионажа, масштабы которого ежегодно растут. Так, неправительственная организация «Американское общество по обеспечению безопасности в промышленности» (American Society for industrial Security — ASIS) совместно с известной аудиторской фирмой Price Waterhouse Coopers (PWC) провела масштабное исследование электронных компаний Силиконовой долины, в результате которого был сделан вывод о нарастании промышленного шпионажа как внутри американского сообщества высокотехнологичных фирм (hightech companies — НТС), так и между американскими и иностранными корпорациями. Согласно данному исследованию, в 1999 году только НТС, входящие в «клуб» высокоприбыльных компаний Fortune 1000, понесли убытки от краж конфиденциальной фирменной информации в размере $45 млрд. Для сравнения: в 1995 году, согласно оценкам ФБР, эти потери составляли только $24 млрд.

Представители 44 из 97 компаний, обследованных ASIS, сообщили о более чем тысяче случаев хищений у них интеллектуальной собственности. В среднем же каждая фирма зафиксировала в 1999 году до 67 инцидентов, связанных с утратой важной экономической и научно-технической информации или образцов экспериментальной продукции.

Примечательно, что если потери, понесенные рядовой фирмой в результате единичной кражи ее секретов, в среднем равнялись $ 15 млн, то для НТС, входящих в Fortune 1000, убытки от одного случая промышленного шпионажа составляли около $500 млн,

По мнению авторов исследования, компании, занятые в сфере высоких технологий, являются одновременно и жертвами и активными участниками так называемого корпоративного шпионажа. Так, в июне 2000 года исполнительный директор компании Oracle Л. Эллинсон (Lazzy Ellison) вынужден был публично оправдываться по поводу действий нанятых его фирмой частных детективов, которые были уличены в проведении «вербовочной» разработки сотрудников конкурирующей компании Microsoft и «изучении» содержимого мусоросборников ее главного офиса, в результате чего в их руки попали черновики важных документов.

Microsoft, со своей стороны, учредила совет по бизнес-разведке (Business Intelligence Council), который координирует действия 30 нанятых ею частных фирм, специализирующихся на корпоративном шпионаже. В их числе Pinnacle Solutions (Чикаго), Damman Consulting (Остин, штат Техас), Вот (Миннеаполис), а также базирующаяся в Эдисоне (штат Нью-Джерси) DRM Consulting, в которой работают 9 тысяч человек, в том числе отставные сотрудники спецслужб и полиции.

Ранее калифорнийский суд обвинил компанию Broadcom в попытке выведать секретную деловую информацию о своем сопернике — компании Intel в процессе интервьюирования ее служащих под предлогом изучения их в качестве кандидатов на высокооплачиваемую работу. В этой связи представитель Intel заявил, что, хотя и не существует юридических запретов на подобные «интервью», в данном случае сотрудники Broadcom «преступили грань закона». Как стало известно в ходе судебного разбирательства, вопросы, которые задавали во время собеседований «кадровики» из Broadcom, были направлены на выведывание особенностей организации производства в Intel, источников финансирования, инвестиционных планов, а также данных о новых заработках, что было квалифицировано судом как «типичный случай промышленного шпионажа», подпадающий под действие закона «06 экономическом шпионаже» (Economic Espionage Act, 1996 — EEA).

Но, как оказалось, Intel также не упускала случая разведать состояние дел конкурентов. Ее сотрудник, действовавший по заданию «аналитического» подразделения этой компании, похитил документацию по новому программному обеспечению у соперничающей фирмы Sun Microsystem, а также искал «подходы» к компаниям Hewlett-Packard и IBM.

В соответствии с упомянутым выше законом кража деловых секретов в США квалифицируется как федеральное правонарушение, за которое лицо, его совершившее, подлежит наказанию в виде лишения свободы до 15 лет и выплаты штрафа до $500 тысяч. Для сотрудника же фирмы, который обвиняется в продаже секретов своего работодателя, закон предусматривает штраф до $250 тысяч и тюремное заключение до 10 лет. Такое наказание грозит сотруднику Intel, арестованному за кражу экспериментального микропроцессора, который он передал Sun Microsystem, за что получил в этой компании руководящую должность. Ведущийся в США корпоративный шпионок нередко приобретает международный характер. В одном из подобных случаев столкнулись интересы таких индустриальных гигантов, как General Motors (GM) и Volkswagen (VW). Ключевой фигурой здесь оказался некий X. Лопес, начальник отдела закупок GМ, который в 1993 году неожиданно перешел на работу в VW. Юристы GM обвинили его в краже более чем 20 ящиков фирменной документации, касающейся секретных работ по созданию уникального сборочного завода. С вводом этого предприятия руководство GМ связывало планы по подрыву лидерства VW в производстве и продаже малолитражных автомобилей на вновь открывающихся рынках Восточной Европы, Китая и стран «третьего мира». Этот инцидент был урегулирован лишь в 1997 году, когда компания VW согласилась выплатить американской корпорации $100 млн. и обязалась приобрести у GМ запасные части для автомобилей на сумму около $ 1 млрд.

В тот же период времени, отмечают эксперты ASIS, жертвами международных охотников за промышленными секретами стали такие американские компании, как Hughes, Lockheed Martin и Bell Helicopters (BH). В случае с ВН, в частности, в результате кражи японскими конкурентами материалов, связанных с созданием перспективного самолета с изменяемой геометрией крыла, потери составили $3, 5 млрд.

Ссылаясь на данные ФБР, эксперты ASIS отмечают, что в настоящее время систематической научно-технической и экономической разведкой против США занимаются государственные спецслужбы и частные компании 23 стран мира, наиболее активной из которых является Россия (обидно, что российская промышленность использует не более 20% добытой информации, именно здесь скрыты реальные резервы экономического роста нашей страны). К государствам, где для американских высокотехнологичных компаний существует особенно высокий риск подвергнуться промышленному шпионажу, эксперты относят также Китай, Японию, Францию, Великобританию и Израиль.

При этом в исследовании ASIS указывается, что корпоративных «шпионов» в первую очередь интересуют списки клиентов конкурирующей фирмы, информация об их финансовой деятельности и инвестиционных проектах, планы слияния или приобретения родственных фирм, маркетинговая стратегия, сведения о пилотных проектах, результаты испытаний производимых товаров, состояние и перспективы НИОКР, модельные образцы продукции и технические характеристики изделий.

Анализируя сведения, полученные в ходе опроса руководителей компаний Силиконовой долины, эксперты ASIS констатируют, что арсенал приемов, используемых в промышленном шпионаже, наряду с «традиционными» методами включает также относительно новые способы, связанные с прогрессом в области информационных технологий. Так, по данным ФБР, в 1999 году 210 компаний, входящих в Fortune 1000, подверглись атакам нанятых конкурентами хакеров, похитивших из их баз данных ценную секретную информацию. Не случайно, что объем продаж в США компьютерных защитных комплексов в 1999 году составил $7, 4 млрд, а в 2002 году, по оценкам экспертов, возрастет до $50 млрд.

По свидетельству представителей служб безопасности большинства НТС, серьезный ущерб наносят «перебежчики» (detectors), уносящие на новое место работы фирменные секреты. Несмотря на то, что компании, как правило, требуют от принимаемых на постоянную работу сотрудников подписывать так называемый non-compete clause — обязательство не работать на прямого конкурента фирмы в течение года после увольнения, — количество «перебежчиков» не уменьшается. Уличить же их в краже интеллектуальной собственности очень сложно. Так, более двух лет длилось судебное разбирательство в отношении бывшего служащего фирмы Cadence Design, который по электронной почте пересылал на свой домашний компьютер разрабатываемые компанией программы, а позже предложил их конкурирующей компании Avant.

Внедрение в штат сотрудников соперничающей компании своего специалиста на короткий промежуток времени является еще одним эффективным приемом получения доступа к секретам конкурента. Согласно данным ASIS, индустрия высоких технологий во все большей степени обслуживается различными специалистами узкого профиля, привлекаемыми, как правило, для выполнения определенного задания в качестве временных работников (Part-time workers). Они-то и представляют особую опасность, поскольку тайно работают на конкурентов.

В ходе исследования ASIS было установлено, что 20% работников НТС, входящих в Fortune 1000, являются контрактниками. Одновременно эксперты из ASIS обнаружили, что очень немногие из обследованных компаний Силиконовой долины осуществляют проверки предыдущей «трудовой биографии» нанимаемых временных работников, несмотря на то, что эти лица получают доступ к чрезвычайно «чувствительной» информации. Специалисты указанной категории также занимаются «взломами» внутренних компьютерных сетей компании (Intranet) в целях хищения электронных документов, содержащих деловую информацию.

Как следует из результатов исследования ASIS, уязвимым местом в системе безопасности НТС являются их филиалы в других странах. Представители СБ таких компаний отмечают, что управленческие работники заграничных филиалов из числа местных граждан, обладающие доступом к деловым секретам, не отличаются особой лояльностью и часто становятся пособниками конкурентов из отечественных компаний.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.