31 Mar 10:38 avatar

Промышленный шпионаж как основа информационных войн

Автор: Вячеслав Климов | Источник: журнал «Факт»
«Тот, кто владеет информацией, тот владеет миром»
У. Черчилль

В явной или скрытой форме информационная борьба между странами мира в защиту своих собственных интересов и в осуществлении противоборства за границы политического влияния, рынки и ниши сбыта, спорные межгосударственные территории ведется постоянно. В этой борьбе все заметнее проявляются формы и методы информационного противостояния, получившие в СМИ название «информационная война».

Как правило, в таких интеллектуальных войнах применяются запрещенные и грязные способы ведения промышленного шпионажа. К ним относятся кражи и несанкционированный съем информации о технологии НОУ-ХАУ, о физических и юридических лицах, которые в последующем используются для производства продукций-подделок и создания различного рода компроматов. Далее, спланированные конкурентами контакты, перерастающие в подкуп, угрозу или шантаж и, в конечном итоге, склонение к инициативному сотрудничеству. Способом ведения промышленного шпионажа следует назвать и несанкционированное копирование с помощью оргтехники конфиденциальных документов. Активно используют джеймс бонды проникновение в персональные компьютеры и компьютерные сети с целью получения информации закрытого характера или персональных данных. И, наконец, существует преднамеренное блокирование работы средств защиты информации, нарушение мер разграничения доступа или допуска к сведениям, данным или документам, отнесенным к коммерческой и иной тайне.

Причины возникновения рисков и угроз разнообразны. Во-первых, необоснованные, а порой и противоправные, корпоративные информационные отношения между группами субъектов экономической деятельности. Во-вторых, отсутствие должного правового обеспечения (прикрытия) или механизмов выполнения законодательных актов в сфере информационной безопасности. В-третьих, неурегулированность информационного рынка, проявление открытых элементов промышленного шпионажа, что в свою очередь и приводит к недобросовестной конкурентной борьбе. По официальным данным, только 25-30% национальных информационных ресурсов России созданы за счет финансовых средств налогоплательщиков органами власти — от федеральной до местной. Остальные находятся в частных руках отечественных и зарубежных собственников. И весь груз защитных мер по охране информации, информационных ресурсов и технологий ложится на плечи их владельцев.

Разведка уходит в шпионы
В книге Д.Блоча и П.Фитцджеральда «Тайные операции английской разведки» говорится о том, что «существуют два метода сбора информации: открытый и тайный. При тайном методе используются сотрудники разведки и агентура, а также различные технические средства. После второй мировой войны с помощью технических средств добывается все большее количество необходимой информации, сейчас, вероятно, до 80-90%: Технические методы сбора информации обладают рядом преимуществ, которые способствуют все более широкому их применению: относительная безопасность исполнителей по сравнению с агентурной разведкой и несомненная точность и актуальность информации». Исходя из положения о том, что государственная разведка является прародителем промышленного шпиона, можно сделать однозначный вывод — вышеперечисленные методы находят свое применение и в промышленном шпионаже.

Французский исследователь методов промышленного шпионажа Морис Денюзьер отмечает: «Современная научная, промышленная и экономическая информация большей частью легко доступна. 95% интересующих Вас данных можно получить из специальных журналов и научных трудов, отчетов компаний, внутренних изданий предприятия, брошюр и проектов, раздаваемых на ярмарках и выставках. Цель шпиона — раздобыть оставшиеся 5% информации, в которой и кроется фирменный „секрет“, „тайна мастерства“. Излюбленное оружие современного промышленного шпионажа — применение новейшей разведывательной электронной аппаратуры. Это оружие обслуживается не только квалифицированными специалистами из различных областей науки, техники и производства, но и кадровыми шпионами разведывательных спецслужб. Большинство из них в последующем охотно меняет опасное ремесло военных разведчиков на более прибыльное амплуа похитителя частных промышленных секретов. В последние годы ряд западных и отечественных корпораций и монополий стали позволять себе роскошь — открыто иметь в штате должности контрразведчиков по промышленному шпионажу.

Собственно промышленный (экономический, информационный, технический, компьютерный) шпионаж, получивший свое развитие в мире в конце 50-х, по-прежнему является неотъемлемой частью бизнеса как на западе, так и у нас. При этом уровень его воздействия возрастает из года в год и совершенствуется, исходя из роста информационных технологий и средств их применения.

Страшилка для пугливых дилетантов?
По западной теории, „промышленный шпионаж есть добывание законным и незаконным путем у конкурентов сведений или информации из области научных исследований, производства продукции по наиболее перспективной технологии, а также персональных данных с целью их использования в корыстных целях“. Современный промышленный шпионаж это, прежде всего, информационный шпионаж в сфере человеческой жизнедеятельности. И направлен он на решение основной цели — получение финансовой, политической и иной прибыли (превосходство производственной технологии, оборонного потенциала, партии или личности над другими).

Надо отметить, что промышленный шпионаж существует не одно столетие, а точнее с эпохи зарождения средневековых цеховых производств. Например, в 1295 году в Берлине специальным предписанием властей иностранцам запрещалось работать на местных ткацких станках, дабы те „не узнали секретов их работы“. Каменотесы Страсбурга в 1459 году приняли суровое решение, запрещающее „всем купцам ли, болтунам ли открывать секреты, коими они (каменотесы) могут ловко и быстро работать“. В XVII веке в немецком городе Насау за разглашение иностранцам секретов кузнецкого мастерства виновных подвергли смертной казне. В ХIХ-ХХ веке, когда прогресс человеческой цивилизация в области математики, физики, радиоэлектроники, кибернетики, связи, информатики достиг высокого уровня, во многих государствах мира зародились разведывательные и контрразведывательные спецслужбы, на вооружение которых поступали средства, способные решать задачи по сбору, обобщению информации, так необходимой для принятия государственных решений. Применяемые спецслужбами способы и методы получения нужной и важной информации в скором времени составили основу осуществления промышленного шпионажа.

Дальнейшее развитие электроники и полупроводниковой технологии привело к повсеместному использованию современных технических устройств и средств в решении задач, возложенных на разведку, а затем и на промышленный шпионаж. Оказывается, выгоднее потратить определенную сумму финансовых средств на добывание чужой технологии, чем в несколько раз большую — на разработку и создание собственной. А в политике, бизнесе или в военном деле выигрыш в получении таких данных становился просто бесценным.

Бывший директор ЦРУ США В. Чейтс еще в 80-е годы заявлял, что: „в современных условиях наше ведомство переходит от добывания чисто военной информации к сбору информации экономической“. Этого и должны опасаться современные отечественные производители, предприниматели и бизнесмены со стороны западных конкурентов. Ведь ни для кого сегодня не является тайной, что техническими средствами разведки владеют как государство, так и юридические и физические лица. „Ибо конкуренция и промышленный шпионаж в условиях рыночной экономики и нецивилизованных рыночных отношений также неразлучна, как неразделима. И хотя для нас это абсолютно новое явление, мы должны быть готовы к нему“, — утверждают в один голос многие российские эксперты и специалисты в области обеспечения информационной безопасности. „Шпионские“ страсти, некогда разоблаченные и осмеянные отечественной пропагандой, сегодня бушуют и в столице, и в далекой российской провинции — везде, где ведется конкурентная борьба, особенно, там, где она осуществляется недобросовестными методами.

Промышленный шпионаж в условиях быстрого развития информационной технологии представляет собой конкретный и очень эффективный вид борьбы за монополию. С открытостью нашего российского общества, вызванного объективными и субъективными причинами, он со своими „белыми и черными“ пятнами вливается в экономику России.

Кража сменяется войной
Методы и способы ведения промышленного шпионажа постоянно переходят в современные информационные войны — объективно существующее специфическое противостояние алгоритмов и технологий, идей и мыслей, реализованных в информационных устройствах и средствах, предназначенных для нанесение экономического, политического, финансового, психологического и иного урона (ущерба) противнику или конкуренту, и, прежде всего, их информационным и телекоммуникационным системам (сетям), информационным технологиям, ресурсам и средствам.

Информационная пропаганда, в прошлом осуществляемая друг против друга США и СССР, военные и экономические союзы и блоки в целом, разведслужбы и радиотелевизионные „голоса“ в отдельности можно причислить к испытательному полигону современных информационных войн. Тогда это противоборство называлось „холодной войной“. Ее идеологическая сущность сводилась к одной цели — убедить народ страны в правильности государственной политики и необходимости привлечении огромных финансовых средств для поддержания (или наращивания) своих вооруженных сил, так как, по мнению идеологических „мыслителей“, противостояние в этой войне неизбежно должно было перерасти в мировой вооруженный конфликт.

Поддержка национально-освободительных движений, локальных войн и режимов власти с помощью штыков привела к переделу исторических и географических (этнических) границ, к гуманитарным и иным катастрофам практически на всех континентах. Борьба с » красными ведьмами", диссидентами, уклонистами, за свободу слова и печати позволила создать условия для возникновения и процветания коррупции и криминала в большинстве развитых стран мира. Оба лагеря старательно раскручивали гонку вооружения и милитаризацию промышленности, приведшие многие страны к дестабилизации экономики и к социальным катаклизмам. Результаты не замедлили ждать. Раздел сферы влияния закончился падением Берлинской стены и распадом СССР, социалистического лагеря и Варшавского договора.

Современный промышленный (информационный) шпионаж представляет симбиоз двух направлений партийно-идеологического противоборства мировых систем — сочетание информационного и психологического воздействие на сознание человека. Это сочетание называют третьей мировой информационно-психологической войной. Наиболее опасным из перечисленных направлений такой войны является возможность применения способов воздействия на психику человека помимо его воли. Возможность отрицательного воздействия информации на мозг человека создает предпосылки для производства психологического (психотронного) оружия, которое атакует подкору головного мозга специальными энерго-информационными полями.

Психологическое оружие современности представляет собой совокупность всевозможных форм и методов скрытого подавления в человеке таких его функций как сознание, поведение и здоровье с целью решения задач политического, военного, экономического и иного характера, в том числе осуществления успешной конкурентной борьбы на рынке сбыта. При этом основной формой такого целенаправленного воздействия является способ непосредственного (или через спецсредства) ввода в подсознание человека, минуя его форму осознанного контроля, событий и нужной информации, которая позволяет осуществить над ним необходимые целевые действия. Эти действия и являются главной формой тайного оружия любой информационной войны.

Мощным оружием воздействия на сознание людей являются и СМИ. Оно используется в виде тиражирования информационных «мифов» политического, экономического, сексуального, криминального или иного характера. СМИ, как опытные манипуляторы, обеспечивают «массовую» поддержку даже той политической власти, которая не отвечает чаяньям большинства народонаселения страны. Пресса, телевидение, радио, кино, аудио- видео и другая компьютерная продукция — вот современный театр «боевых действий».

Наш полигон — Чечня
За последнее время все чаще формы, методы и способы ведения промышленного шпионажа, применяемые в информационных войнах, приводят к прямым вооруженным конфликтам. Примером информационного противостояния российских политиков с сепаратистами могут служить события (развертывание испытательного полигона новых технологий информационной войны) в Чеченской республике. Эта война началась как непонимание или различие в трактовке понятий о суверенитете, а закончилась вооруженной борьбой с организованной преступностью, террористами и радикальным исламизмом.

Исторические события 1-ой чеченской войны (1994-1996 гг.) свидетельствуют о том, что проигранная исполнительными и военными органами власти информационная война того периода, как в теории, так и в практике, способствовала принятию неправильных, а порой и вредных решений по исключению чеченского синдрома. В тот период 70% отечественных и западных СМИ были, условно называя, на стороне чеченских сепаратистов, кто по объективным политическим мотивам, кто — из корыстных целей, т.е. финансовых интересов. С учетом этих факторов и возникли столь существенные потери со стороны федеральных войск, в три раза превысившие потери при проведении войсками НАТО операции «Буря в пустыне». Но более горькими были сами результаты этого этапа событий — подписание соглашения с самопровозглашенными лидерами Ичкерии, как закономерного результата, прежде всего, неудачного ведения информационной войны.

Отличительной чертой 2-ой чеченской войны является то обстоятельство, при котором федеральная власть, правильно поставив идеологическую работу с российским обществом и СМИ, успешно ведет информационную войну на театре военных действий, отражая и реагируя на все негативные факторы, объективно возникающие в ходе осуществления антитеррористической операции. Несмотря на значительные людские потери со стороны военнослужащих и мирного населения, на возникновение сложной гуманитарной ситуации и постоянного давления (порой предвзятого и субъективного по своей сути) со стороны Запада, это существенным образом не сказывается на общественном мнении россиян в понимании ими предпринимаемых действий.

Кстати, основанием для начала проведения НАТО «миротворческой» операции в Косово послужили ложные сведения о, якобы, существующем геноциде сербов над албанцами. Результат столь серьезно обставленной информационной войны против югославского народа оказался поразительным: по оценке европейских экспертов жертвы мнимого геноцида завышены СМИ в 40 (?!) раз, а нанесенный югославской экономики ущерб составляет сотни миллионов долларов, не говоря о том, что противостояние албанцев против сербов не прекратилось.

Избирательные технологии — та же война
В российских СМИ появляется все больше информационной продукции в виде заказных авторских программ на ТВ (получивших название — телевизионные «киллеры») и «пиаровских» статей в периодической печати. Их теневое и негативное воздействие на многие политические и другие процессы с точки зрения объективности и «независимости» (от государства, но не от возможностей финансовых спонсоров) хорошо проявились при проведении избирательной компании в Государственную Думу и, с еще большой силой, проявляются в ходе выборов Президента России.

Список «грязных» избирательных технологий впечатляет. К ним относится выявление и опубликование компромата на политиков, не угодных власти, в виде высвечивания сведений их личной жизни и здоровья, противоречащих основам правовой защиты конфиденциальной информации. Таким образом происходит запугивание и шантаж в отношении кандидатов и членов их семей, в т.ч. не доказанное законным порядком участие в коррупции и других правонарушениях. Обычно правоохранительные органы отказывают потерпевшей стороне в привлечении к уголовной или иной ответственности тех, кто опубликовал заведомо ложные сведения. Не менее пассивна и судебная власть. Но случается, сам кандидат специально организует «утечку» информации из своего прошлого, чтобы создать ситуацию под названием «чем хуже, тем лучше».

К следующей информационной технологии следует отнести попытки подкупа отдельных кандидатов с «просьбой» в отказе от участия в избирательной компании и, особенно, в тех округах, где количество кандидатов очень большое. Возможно и нарушение порядка финансирования и представления равных правовых условий для освещения деятельности кандидатов.

Национальной традицией стало создание определенных льгот и привилегий для кандидатов «от власти», в т.ч. предоставление удобного эфирного времени, полос в центральных СМИ, вопреки официального жребия. Это полновесно сочетается с исполнением ими должностных «возможностей» при проведении избирательной компании, привлечением управленческого аппарата, информационных и других ресурсов для осуществления избирательной агитации и работой с электоратом. Подобная практика благоволит к нарушению порядка и условий по созданию партий, движений, блоков и фронтов (сроков регистрации, создании региональных отделений и т.д.), а также отсутствию у них экономических, социально-политических программ или платформ действий. По сравнению с этим, организация митинга, собрания, съезда и другого массового мероприятия в поддержку того или иного кандидата, которое противоречит законодательству о выборах в вопросах их организации и правильности финансирования, кажется невинной шалостью.

Зачастую в избирательной компании участвуют сомнительные имиджмейкеры, политологи и фонды, занимающиеся исследованием «гласа народа». А отсутствие у кандидатов культуры в ведении полемики, дискуссии со своими оппонентами, как правило, сводящейся к необоснованным с точки зрения здравого смысла обвинениям, даже неловко относить к информационным технологиям.

Избирательные технологии — это эффективное использование современных информационных ресурсов, средств и систем с целью повышения избирательских возможностей, в т.ч. подделки необходимого количество подписей с помощью компьютерной графики или открытия сайта в Интернет. Это укоренившаяся практика оплаты (в денежной форме или натуральном эквиваленте) тех, кто собирает подписи, развешивает листовки, участвует в массовых мероприятиях по поддержке кандидата и его платформы. Но самой опасной избирательной технологией является создание виртуальной партии «ПРОТИВ ВСЕХ», формирующей в обществе слой нигилистов, что ведет к коренной ломке конституционных основ — права российских граждан быть избранным и участвовать в выборах.

Мишени в целую систему
Сегодня информационная война представляет собой последовательное продолжение промышленного шпионажа — явные и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере. В Уставе МО США дано следующее определение: «Информационная война состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в интересах национальной военной стратегии и определяемых путем влияния на информацию и информационные системы противника, при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем».

Информационное оружие наносит максимальный урон в том случае, если оно применяется против информационно-телекоммуникационных сетей постоянно и осмысленно. Причем, мишенью являются все элементы информационных технологий, ресурсов и систем, мыслительная часть человеческой деятельности, имеющие потенциальную возможность для перепрограммирования (воздействия на психику). Заставить противника или конкурента изменить свое поведение можно лишь с помощью создания информационной угрозы (риска). В современной информационно-психологической войне приоритет отдается скрытым (тайным) угрозам, создаваемым на основе аккумулирования человеческих знаний в информатике.

И только открыто говоря о формах и методах ведения промышленного шпионажа, информационной войны можно осуществить организационно-технические меры по объективному противодействию этим угрозам, а также предостеречь российский бизнес от потенциально наваливающего на него информационного оружия современности.

Редакция благодарит издательский дом «Оперативное прикрытие» (Санкт-Петербург) за статью, предоставленную для нашего журнала.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.