7 Feb 15:38 avatar

Однодневная война

Журнал «Деньги» № 4 (811) от 31.01.2011, www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1570165
Автор: ИЛЬЯ ЗИНОВЬЕВ
На совете по противодействию коррупции президент Дмитрий Медведев поручил к 1 февраля подготовить проект закона, устанавливающего ответственность тех, кто предоставляет свои документы для регистрации фирм-однодневок,— для всех, включая бомжей. Прежние попытки государства прекратить деятельность подставных компаний были неэффективны и создавали лишь дополнительные проблемы реальному легальному бизнесу. Корреспондент «Денег» сомневается в успехе и этой президентской инициативы.

Преступление без определения

Понятие «фирма-однодневка» пока что нигде не описано. В деловом лексиконе этим термином принято обозначать официально зарегистрированное предприятие, за деятельность которого фактически никто не несет ответственности. Налоговики в своих документах такие компании именуют недобросовестными налогоплательщиками, в прокурорских бумагах они порой фигурируют как подставные предприятия. Образно говоря, это фантомы, черные дыры, конечные звенья запутанных цепочек. На них обрываются связи, в них бесследно исчезают миллиарды рублей, но без них совершенно невозможно представить нынешнюю российскую экономику.

Простой и типичный пример: крупная государственная компания проводит конкурс на постройку чего-либо. Фирма-победитель уже безо всякого конкурса нанимает субподрядчиков, в том числе подставные компании. Однодневками их не всегда верно называть: формально фирмы могут существовать не один год, иметь всевозможные лицензии и членство в СРО (саморегулируемые организации). Учредители и руководители — реальные люди с паспортами, постоянной регистрацией по месту жительства, а порой даже с дипломами о высшем строительном образовании. Но как только приходит пора разбираться, куда ушли деньги и почему так ничего и не построено, оказывается, что деньги давно обналичены через цепочку посредников, а номинальные руководители про деятельность своих предприятий даже ничего не знают. Просто эти пенсионеры, студенты или другие малообеспеченные люди за небольшое вознаграждение предоставили неизвестным лицам свои документы и расписались в нескольких документах. Далее все просто: реальные расхитители государственных средств утрамбовывают наличность в банковские ячейки, а малограмотные номинальные директора вспоминают перед прокурорами, сколько еще фирм они учредили и возглавили.

Помимо банального воровства у фирм-однодневок много сфер применения. Прежде всего это разные схемы ухода от налогов, так или иначе связанные с обналичиванием средств. Группы, организующие каналы обналички, фактически управляют одновременно десятками, а то и сотнями подставных компаний. Впрочем, и здесь термин «однодневка» по большому счету неверен: фирмы порой работают не один месяц, а то и не один год, находятся на обслуживании у бухгалтеров и даже сдают регулярную отчетность, пусть и не правдивую. Управление операциями по банковским счетам подставных фирм происходит удаленно, через системы «банк—клиент», и формально все выглядит так, будто платежные поручения отправляются и подписываются номинальными генеральными. Как только над подставной фирмой начинают сгущаться тучи (к примеру, в банк приходят запросы от компетентных органов), фирма закрывается и исчезает, а ее место занимает новая.

Еще одна сфера применения однодневок в банковской практике — оформление на такую фирму заведомо невозвратных кредитов. Речь в данном случае может идти и о выводе активов банка перед банкротством, и о спасении близкой банку структуры, погрязшей в долгах, или о банальном мошенничестве банковских менеджеров.

Однодневки широко используются и в экспортно-импортных операциях: к примеру, фиктивный экспорт, произведенный подставной компанией, дает ей возможность незаконно получать возмещение НДС, а паспорт сделки, открытый однодневкой-импортером, позволяет безвозвратно переводить деньги за рубеж. Товар, импортированный контрабандно, появляется в продаже как купленный на внутреннем рынке у компании-однодневки. Да и в самом таможенном оформлении фирмы-призраки не редкость. Собственниками партий товара, оформленных с нарушениями, при проверках зачастую оказываются не известные компании-импортеры, а именно такие организации.

Чтобы заставить фирму-однодневку исчезнуть (на сленге предпринимателей — похоронить), используются такие же подставные компании. Обычная практика «похорон» подставной компании — присоединение или слияние с другой такой же, но из далекого региона. Если клиенту очень надо, цепочка слияний может быть настолько длинной, а география такой обширной, что следы исчезнувшей компании можно искать годами.

Борьба без результата

Самая большая проблема в борьбе с фирмами-однодневками — вовремя определить, какая компания подставная, а какая — нет. Дело в том, что фирма становится однодневкой лишь в тот момент, когда уже исчезла. А до тех пор это просто фирма, учрежденная российскими гражданами или юридическими лицами, официально зарегистрированная, имеющая банковские счета и состоящая на учете в налоговых органах и внебюджетных фондах.

Поэтому борьба государства с фиктивными фирмами до настоящего момента велась по двум направлениям: препятствование регистрации однодневок и наказание тех, кто когда-либо имел с ними дело.

Подставные фирмы создаются не вороватыми бизнесменами и не чиновниками-коррупционерами — это дело давно поставлено на поток специалистами. Можно сказать, что это целая индустрия: фирмы-однодневки сами по себе являются товаром и производятся с целью продажи заинтересованным лицам и организациям. И как в любом другом массовом производстве, производитель старается уменьшить свои издержки; в деле регистрации предприятий это означает, что один и тот же адрес и один и тот же учредитель или гендиректор, как правило, используются для создания множества фирм.

Налоговики — а именно они занимаются государственной регистрацией предприятий — обратили на это внимание около семи лет назад, начав войну с однодневками. Появились списки лиц и адресов, задействованных в так называемой массовой регистрации предприятий. То есть если один человек является учредителем или гендиректором более десяти компаний, он попадает в этот список. То же самое происходило с адресами, по которым фирмы регистрировались. Налоговым органам было дано указание отказывать в регистрации новым фирмам, если имена учредителя, руководителя или адрес местонахождения компании фигурировали в черных списках.

С введением в марте 2006-го новой системы приема заявлений о регистрации предприятий налоговики также потребовали личного присутствия заявителя. По их мнению, это должно было стать препятствием для использования при регистрации данных учредителей и гендиректоров без их ведома.

К сожалению, нововведения никак не сказались на количестве подставных фирм, зато появились километровые очереди на регистрацию, а у комплекса зданий налоговой инспекции N 46 в Москве даже прошел массовый митинг. Его участники тогда рассказывали, что однодневки как регистрировались, так и продолжают регистрироваться, просто вместо курьера, несущего документы сразу 10-20 компаний, бумаги теперь сдают сами номинальные генеральные директора, а порядочные предприниматели вынуждены днями стоять в очередях. Бизнесмены жаловались и на немотивированные отказы в регистрационных действиях: в списки массовых регистраций попали и добросовестные предприниматели и адреса бизнес-центров, где размещались их компании.

Проблемы появились и у тех бизнесменов, кто когда-либо работал с однодневками. Если в результате проверки цепочки зачета НДС налоговики находили фирму, которая налоги к тому моменту платить переставала, уплаты НДС с пенями и штрафами требовали уже с добросовестной фирмы, которая что-либо когда-то купила у однодневки. Главная проблема пострадавших от подобных проверок в том, что предсказать будущую недобросовестность фирмы-контрагента практически невозможно. То есть фактически нарваться на штраф безо всякой вины может каждый.

Налоговики работают и с арендодателями, предоставляющими адреса для регистрации однодневок. Так, к примеру, в обращении УФНС России по Курганской области от 28.10.2010 к арендодателям им обещают проверки правоохранительных и налоговых органов, связанные в том числе и с уголовными делами, явки обиженных кредиторов, а также снижение престижа сдаваемых в аренду офисов в связи с внесением их в списки адресов массовой регистрации. Правда, пока что такие обращения особого эффекта не имеют. Престижные бизнес-центры и без того не допускают к себе подозрительные фирмы, а владельцы недорогих помещений не имеют ни средств, ни желания заниматься глубокой проверкой своих клиентов.

Произойдет ли в войне с однодневками перелом, если наказывать начнут и тех, кто по бедности и неграмотности готов выступать номинальными учредителями и директорами однодневок, этого опрошенные автором юристы сейчас сказать не могут: текст проекта будущего закона никому еще не известен. Но уже сейчас понятно, что уголовная ответственность за регистрацию фирмы — страшная и потенциально опасная для бизнеса норма. А штрафовать бомжей или пенсионеров бесполезно — денег у них все равно нет.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.