14 Mar 10:30 avatar

Легко ли быть шпионом: откровения профессионала

Промышленный шпионаж существует — это факт. И занимаются им не только (и не столько) красавчики вроде Джеймса Бонда, а вполне обычные люди. Об этом человеке написано не много, впрочем, какую-либо информацию о нем найти в принципе почти невозможно. Его нет в социальных сетях, он раньше никогда не давал интервью и в целом старается вести ничем непримечательную жизнь. Портал PRM.ru получил эксклюзивную возможность взять интервью у человека, который занимался промышленным шпионажем. Назовем его Сергей.



Ему 35 лет. Он красив и подтянут, выглядит, пожалуй, несколько моложе своих лет. На нем идеально скроенный строгий костюм и светлая водолазка. Впрочем, в нем нет ничего такого, что могло бы резко бросаться в глаза. Обычный мужчина, ну за исключением того, что он очень привлекателен.

Расскажите, как случилось так, что вы стали заниматься шпионажем?
Моя жизнь до какого времени ничем не отличалась от жизни других парней: сначала учеба в вузе — получил специальность «инженер-конструктор». Потом пошел в армию. Когда вернулся — встал вопрос о трудоустройстве. По началу хотел сменить сферу деятельности и заняться бизнесом, но случайно встретил старого товарища, который предложил работу по моей профессии на его заводе. Несколько лет я был простым инженером, потом пошел на повышение. У нашей компании были зарубежные партнеры, которые меня заметили и предложили пройти стажировку в Лондоне. Когда я вернулся в Россию, мы очень долго не могли запустить одну линию производства, были сложности в конструировании оборудования. Тогда я вспомнил, что в Англии мне показывали что-то очень похожее, на нашу установку. И вот тогда вместе с руководством было принято решение перенять английские разработки. Подробно описывать все эти процессы я не могу, да и простому человеку это будет не интересно. Но я снова вернулся в Лондон и, благодаря связям и не малым деньгам, мы получили все необходимые нам чертежи и схемы. Самый главный вывод, который можно из этого сделать — за деньги можно купить все и всех. Вопрос в цене.

Пожалуй, основная задача моей работы — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Корпоративная политика — это лишь видимая часть огромной машины, приводимой в движение обыкновенными людьми, которые общаются друг с другом, обсуждают технические проблемы или просто болтают на разные темы, посылая куда подальше секретность и прочие правила, диктуемые уставом компании. Главное — разговорить человека. Поэтому, когда я приехал в Лондон, первым делом я узнал, где проводят время рабочие с нужного мне завода. Это не составило большого труда, и по вечерам я стал приходить в тот паб. Спустя пару вечеров и пару кружек пива, познакомился с одним инженером. Он разговорился быстро, сначала, конечно, обсудили нейтральные темы, потом я перешел в «наступление». После этой встречи у меня была почти вся необходимая информация о технология и проектировании оборудования.

Получается, вы несколько месяцев прожили в Англии, фактически работая против нее, так?
Несмотря на то, что я жил там фактически под чужим именем и личностью, я не могу сказать, что работал против этой страны. Понимаете, моя работа в первую очередь определяется тем, НА кого ты работаешь, а не ПРОТИВ кого. За то время, что я проработал в Англии, у меня появились пару знакомых, никак не связанных с работой, с которыми я до сих пор прекрасно общаюсь.

Вы сказали, что работали под чужим именем. Из-за этого не возникали проблемы с законом?
В целом, можно сказать, что нет. Однажды, в аэропорте «Хитроу» я уже стоял в очереди на регистрацию, летел в Москву, и увидел мужчину, с которым мы пересеклись во время моей «работы» на одном из заводов в Англии. Это был простой рабочий, но проблема была в том, что в тот момент в аэропорте он был вместе со своим начальством. Рабочий меня явно узнал. Но с моей стороны показать то, что мы знакомы, в тот момент означало бы — выдать себя. Поэтому, когда он подошел ко мне, я сделал вид, что он обознался, он же буквально настаивал на том, что меня знает и очень рад меня видеть. Мне пришлось несколько раз и весьма грубо повторить, что он обознался, и ушел к своей стойке регистрации. Впрочем, судя по тому, что после этой встречи у меня не возникло никаких проблем — значит, он действительно поверил, что я не тот, кого он когда-либо мог видеть.

Вам много приходится «играть» в другого человека. А сами никогда не хотели стать актером, выступать на сцене?
Конечно же нет. Я не могу сказать, что мне приходится играть. Это уже образ жизни, и тут все очень серьезно. Просто актер перевоплощается на определенное время, а потом возвращается в свою жизнь, то тут перевоплощение постепенное, но более глубокое. Ты на самом деле становишься человеком другой нации, другого языка, но самое главное — не других идей.

А сколько вы зарабатываете?
Конкретную сумму я называть не буду. Но могу сказать так — после первого контракта, я купил 4-комнатную квартиру в Перми, после следующих — мы обзавелись недвижимостью в Испании, где теперь проводим несколько месяцев в году.

Получаете ли вы удовлетворение от вашей работы? Не боитесь «попасться»?
Я, как инженер, работаю с ведущими корпорациями и государственными органами ряда стран. Но так же мне приходилось работать и по другим направлениям: управлять изменениями в корпорациях, организовывать борьбу за крупные контракты и так далее. Это интересно. Да, есть доля опасности. Но у меня есть семья и я ее обеспечиваю, как могу и умею. Впрочем, я не говорю, что смысл моей работы — только в деньгах. Ведь, сами понимаете, только преданный идеям человек может делать свое дело, понимая, что остаток жизни может провести в тюрьме. Никакими материальными благами этого не оправдать.

Текст подготовила Рузанна Баталина
Источник: prm.ru/business/222465/

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.